Война в августе 2008 года. Три года спустя. Рассказывают очевидцы. Евгения Джиоева

вс, 31/07/2011 - 13:50
VKontakte
Odnoklassniki
Google+

Нельзя забыть эти страшные дни

В 90-х гг. прошлого века в результате так называемой перестройки начался масштабный процесс развала СССР. Грузинская ССР одна из первых вышла из его состава и объявила себя независимой республикой. Вслед за этим отделились от Грузии её бывшие регионы.
Абхазия также объявила себя независимой республикой. Аджария номинально являлась составной частью Грузии, но фактически начала самостоятельный курс внутренней и внешней политики. Южная Осетия также вышла из состава Грузинской ССР и объявила себя независимой республикой. Новое руководство Грузии во главе с духовным наследником Гитлера Звиадом Гамсахурдиа не могло примириться с произошедшими переменами, потерями бывших автономий, и начало кровавые походы против Абхазии и Южной Осетии, по-прежнему считая их своей неотъемлемой и составной частью. В 1989-1992 годы кровавые погромы Гамсахурдиа маленькую Южную Осетию превратили в развалины, были преданы огню и сожжены дотла сотни деревень. Тысячи женщин, детей, стариков покидали свои дома и бежали в Северную Осетию. Сотни людей были зверски расстреляны, замучены, заживо погребены.

Горела и столица области – город Цхинвал, всюду были огни, пепелища и развалины. Свидетелем кровавых следов Гамсахурдиа является кладбище рядом с пятой школой, где покоятся погибшие, повешенные, заживо сожжённые защитники Отечества.
В памяти истории останется так называемая Зарская трагедия. Здесь, у деревни Зар, в нескольких верстах от Цхинвала, безжалостно были расстреляны, спасаясь от ужасов пожарищ и огня, уезжающие в Северную Осетию женщины с детьми, пожилые люди, старики. Не удалось им вырваться из Цхинвала. По всей области Гамсахурдиа оставил за собой кровавый след, как некогда в 1920 году его предшественники.
Ещё не зажили кровавые раны геноцида 80-90-х годов, как в 2004-2008 годах началась новая эскалация насилия. Пресса Грузии, в целом средства массовой информации ежедневно во весь голос заявили (сообщили), что осетины «гости», «пришельцы» и т.д.
Новая власть Грузии во главе с «достойным» наследником Звиада Гамсахурдиа решила стереть с лица земли этот непокорный край. Грузинский Гитлер разработал план молниеносной войны «Блицкриг»: хотел за считанные минуты стереть с лица земли всю Южную Осетию. Эта операция носила кодовое наименование «чистое поле», а для взятия столицы Южной Осетии была подготовлена гитлеровская операция «Тайфун», чтобы ни один житель не вышел оттуда живым (как это было в 1941 году под Москвой).
7 августа, накануне внезапной бомбардировки города, Михаил Саакашвили по телевидению обратился к гражданам Южной Осетии и заверил их, что он сам с уважением относится к осетинскому народу и надеется на мирное решение всех конфликтов. А на следующий день , 8 августа 2008 года, на спящий город внезапно обрушились сотни тонн смертельного металла. Ураганным огнём, установками «Град», бомбёжкой сметало всё на своём пути, вырывало деревья с корнями. Война шла и с мёртвыми: грузинские самолёты бомбили кладбища, где покоились жертвы предыдущего геноцида.
Преступление этого очередного геноцида заключалось в том, что тогда вторжение в спокойно спящий город Цхинвал и в самом деле было внезапным и молниеносным, и никто об этом не знал и не подозревал.
Люди выбегали из горящих домов в чём попало: в халатах, тапочках, босыми, полуодетыми.
В эту ночь внезапная ураганная бомбёжка, грохот, стрельба со всех сторон и отовсюду разбудила меня. Не успела я даже выглянуть из окна, как огненный смерч озарил всё вокруг. Вскочила с постели полусонная, упала, поднялась, ударилась лицом о двери, прихватила что-то из одежды, полуодетая, босая сбежала в подвал. Бежали по лестницам вниз и все соседи подъезда. Там в подвале мы все спешно одевались, обувались кто во что. Боль в щеке и опухоль ощутила не сразу. Позже долго ходила с синяком на лице. До сих пор не знаю, каким чудом спаслась, ведь стены и потолок комнаты были глубоко вырыты огнём ворвавшихся в город грузинских танков, а на дверях и стенах до сих пор остались сотни осколков.
Бомбёжка и налёты грузинских самолётов шли почти непрерывно. Сначала я думала, что бомбовые удары и обстрел ведутся только с южной стороны, со стороны грузинского села Никози, но нет, огненный смерч окружил всю Южную Осетию. В подвале мы стояли кучами, пока мужчины искали доски, чтобы приспособить хоть какие-нибудь сидения и присесть по очереди. В короткие промежутки между обстрелами, нагнувшись, выбегали из подвалов через наскоро построенные заслоны, чтобы взять оставшиеся дома продукты, а также по другим потребностям. Но это было небезопасно и жутко, потому что пули могли настигнуть и на лестницах, и на площадках, у дверей своих квартир.
Приютили безподвальных соседей, прибежавших к нам в промежутках между обстрелами из других подъездов. Здесь, в подземелье, мы были все вместе, и русские, и осетины, и грузины, вместе делили оставшийся провиант.
По очереди, хоть по чуть-чуть ложились спать на доски, когда в лампах заканчивался керосин, пользовались воткнутыми в землю свечками, которых тоже не хватало. Там было темно и сыро, мы были укутаны во что попало.
Под бомбовыми ударами дрожала земля. Хотя я и не была участником Великой Отечественной войны, но в эти минуты вспоминала фашистское вторжение и план «Барбаросса». Цхинвал обстреливался всеми видами оружия. Было страшно ещё и потому, что в результате бомбёжки мы все могли быть погребены под развалинами разрушенного дома.
А пока в Цхинвале и его окрестностях, в деревнях шла неравная кровопролитная борьба.
Леонид Корнилов в книге «Пять дней к спасению. Советская Россия о Кавказской войне» (М., 2009 г.) в стихотворении «С рейхстага им не виделось руин Цхинвала» Егоров и Кентария писал:
Сквозь время, оглушённое войной,
Детей и женщин из цхинвальских окон
Выбрасывает смерть взрывной волной.
… Глядит Егоров поверх ветров,
Как скалы прячут русских миротворцев,
От пуль собакошвильских снайперов.
Но мы ждали и верили. Верили, что вот-вот войдут в Цхинвал русские танки и, затаив дыхание, прислушивались. Ни «Буш» - один из организаторов геноцида Осетин, ни Европа нам не помогли. Только Россия была с нами. Верили, что вот-вот войдут в Цхинвал русские танки и, затаив дыхание, прислушивались. Наш президент, Эдуард Кокойты, и руководство Республики обратились к России с просьбой оказать экстренную помощь народу, который оказался на грани истребления. И в эти грозные дни президент РФ Дмитрий Анатольевич Медведев не оставил в беде осетин.
Россия спешила на помощь. Наконец мы услышали грохот русских танков. «Русские танки, русские танки!» - громко кричали мы. Легендарная 58-я армия вступила в город Цхинвал. Мы вышли из подвала, и радости не было конца. Со слезами на глазах приветствовали проезжающих по улице Ленина российские танковые колонны. Они тоже на расстоянии пожимали нам руки.
Это были незабываемые дни! Нельзя забыть эту огненную дугу, охватившую в те дни всю Южную Осетию.
Не забывают те роковые дни и те, кто скрывался в лесах, кого и там настигла грузинская пуля, не забывают и мёртвые, и живые.
Да, «Блицкриг» грузинского Гитлера состоялся, но не для осетин, а для американо-грузинской армии.
Справедливо подчеркнул вождь кубинской революции Фидель Кастро, что правительство Грузии «никогда бы не бросило свои вооружённые силы на столицу автономной Республики Южная Осетия… без предварительного согласования с Бушем…» (см. «Пять дней к спасению. Советская Россия о Кавказской войне». М.: 2009, с. 16).
Кончились пять дней войны. Маленькая Южная Осетия истекала кровью. Только Россия пришла на помощь. Только Россия и братские народы единого Кавказа спешили поддержать осетин. А пока кругом ещё горели жилые дома, не погасли ещё огни разрушенных и сожжённых домов, учреждений и культурных центров, кругом груды развалин, руины и пепел, под ногами разбитые стекла, осколки авиабомб.
Так мы ходили по городу в начале августа, чтобы посмотреть кровавые следы XXI века. Как было больно, когда расстреливали миротворцев, когда погибали русские солдаты! Может, грешно так говорить, но вдвойне больнее, когда погибали молодые парни из разных городов России, приехавшие защищать осетин в эти трагические дни.
Народы и правительство мира должны знать эти незабываемые чудовищные преступления против незначительного по числу населения народа Южной Осетии.
Я выражаю глубокую признательность составителю и всем авторам статей книги, которая состоит из целых томов («Южная Осетия – навеки с Россией. Историко-правовое обоснование вхождения Республики Южная Осетия в состав России», сборник документов и материалов, 2004).
Нельзя читать без боли в душе и небольшую книжку – специальный выпуск «Советской России» - «Пять дней к спасению» (Москва, 2009).
Осетины благодарны всем, кто прочувствовал боль и трагедию нашего народа, сострадал и был с нами.
Кончилась война, началась мирная жизнь, и опять вся Россия спешила оказать гуманитарную помощь. Огромные колонны, уже не танков, а продовольствия, одежды, обуви, строительных материалов и многого другого поступали и поступают из России по настоящее время.
Благодарная память осетинского народа обязана знать и помнить всё произошедшее в те роковые дни, помнить на все времена, помнить, что на этой земле, где сегодня юг Осетии строит свою республику, если бы не Россия, осталось бы «чистое поле».
Люди, помните, и будьте бдительны!

Русский

Авторы