Война в августе 2008 года. Три года спустя. Рассказывают очевидцы. Ашраф Эль Саббах

пн, 08/08/2011 - 15:01
VKontakte
Odnoklassniki
Google+

Третья годовщина грузинской агрессии против Южной Осетии. Американский джинн выпущен на Кавказе

Ашраф Эль Саббах, египетский публицист, корреспондент телеканала Russia Today (арабская редакция)

Западные СМИ попытались представить войну между Грузией и Южной Осетией, которая на тот момент не была признана, как войну между Россией и Грузией. Однако, реальные события с момента прибытия автора этих строк на границу между Грузией и Южной Осетией утром восьмого августа до момента его выдворения с коллегами из Грузии в Армению через горные районы в ночь на десятое августа свидетельствуют о том, что Грузия начала войну, которую планировали примерно 200 американских экспертов, находившиеся в грузинской столице.

Утром восьмого августа 2008 года более 50 танков и 20 БМП направились к грузино-южноосетинской границе. Эти силы сосредоточились в приграничном районе и вторглись на южноостеинскую территорию при поддержке тяжелой артиллерии, систем залпового огня и войсковой авиации. В первый день войны регулярные грузинские войска атаковали две позиции российских миротворцев, среди которых были десятки убитых и более ста раненых. Некоторых раненых расстреливали в упор. Одновременно грузинские войска штурмовали столицу Южной Осетии Цхенвал под прикрытием артиллерии, расположенной на близлежащих высотах.
Были уничтожены центральная больница, здания МВД, почти полностью были разрушены объекты инфраструктуры. Только в первый день войны, по официальным данным, были убиты примерно 1400 мирных жителей и более 15 тысяч стали беженцами.
В полдень грузинский президент Михаил Саакашвили объявил о трехчасовом прекращении огня для открытия коридоров для гражданских лиц, пожелавших эвакуироваться из Цхинвала в Грузию. За полтора часа до окончания объявленного срока грузинские войска начали обстреливать югоосетинскую столицу.
Во второй половине дня российские истребители Су-25 начали совершать полеты над приграничными горными районами и бомбить позиции грузинской артиллерии. В это время на улицах Цхинвала шли бои между грузинскими войсками и силами миротворцев и югоосетинских войск. Боевые действия против грузинских сил начали и части 58 российской армии, проводившие операцию по принуждению грузинской стороны к миру.
Вечером 8 августа мы направились в грузинский город Гори, расположенный в 30 км от границ с Южной Осетией. В городе не было освещения. На улицах было почти безлюдно. Кое-где на скамейках сидели женщины и старики. Они говорили об "ожидаемой российской оккупации города после авиаобстрела". В течение ночи мы наблюдали перемещения грузинских танков в городе.
Утром девятого августа (на второй день войны) мы отправились на грузино-южноосетинскую границу. Пограничные посты были уничтожены. Внезапно грузинские вертолеты атаковали Цхинвал, который в это время полыхал в огне. Бои продолжились в городской черте. А в это время грузинские и западные СМИ распространяли слухи о том, что российские самолеты обстреливают Гори и окрестности Тбилиси. Однако, то, что мы видели своими глазами, опровергало эти слухи. Российские истребители наносили удары по военным целям, в частности – по военным аэродромам в окрестностях Гори и по позициям грузинской артиллерии в горах. В этот день началась ожесточенная информационная война. Москва объявила о том, что российский спецназ, миротворцы и подразделения 58 армии освободили Цхинвал. Однако Тбилиси утверждал, что южноосетинская столица остается под контролем грузинских войск. В 14:00 по московскому времени мы находились на пограничном КПП в нескольких километрах от Цхинвала. Внезапно появились несколько десятков грузинских танков и БМП, которые двигались с грузинской территории в направлении границы. Эти войска ненадолго остановились в приграничном районе. Мы оказались среди танков и солдат. Нам разрешили вести съемки. Через несколько минут грузинские войска продолжили двигаться в сторону Южной Осетии. Мы услышали разрывы танковых и артиллерийских снарядов. Над Цхинвалом вновь взвились клубы дыма и языки пламени.
Мы узнали, что непризнанная Республика Абхазия открыла против Грузии второй фронт, и что в Кодорском ущелье идут ожесточенные бои. Поступали противоречивые новости. По сообщениям из Тбилиси, грузинские войска контролировали Кодорское ущелье и вот-вот должны были войти в Сухум. Однако, по заявлениям абхазского руководства, грузинские войска получили в Кодорском ущелье незабываемый урок.
К вечеру мы пешком вернулись в Гори. Мы шли по практически безлюдному, мрачному городу. Мы направились в одну из гостиниц. В ней было много грузинских солдат. Не успели мы переодеться, как к нам ворвались примерно 15 сотрудников грузинской военной контрразведки и предъявили обвинения в шпионаже. Каждого из нас поместили в отдельную комнату и допрашивали в течение 5 часов. У нас отобрали наши личные документы, сотовые телефоны, компьютеры и видеоаппаратуру. В час ночи десятого августа нас выдворили из гостиницы и приказали немедленно покинуть Гори. Было трудно найти автомобиль. Это было невозможно в городе, превратившемся в военную казарму. Руководитель группы контрразведки вызвал автомобиль и приказал водителю ехать в Тбилиси. Мы прибыли туда примерно в 5 часов утра 10 августа.
В Тбилиси царила атмосфера тревожного ожидания и страха. Все люди с ужасом ждали, что российские войска в любой момент могут захватить столицу. Мы сами осознали, насколько опасна пропагандистская машина, которую использует в Грузии режим Саакашвили. Как осознали и то, что Запад оказывает безграничную информационную поддержку действиям грузинских властей. Днем мы прошли по улицам Тбилиси. Мы обнаружили, что мнения людей относительно происходящего и относительно Саакашвили разделились. Мы видели молодых людей, которые проезжали на автомобилях с грузинскими флагами и осуждали действия России. Мы видели матерей, собиравшихся перед зданием парламента и критиковавших Саакашвили за действия, которые навлекут беду на страну. Эти матери находились вне информационного поля грузинских и западных СМИ. Саакашвили объявил на две недели действие законов военного времени в стране, потому что молодые люди отказывались подчиняться насильственной мобилизации, не хотели быть отправленными на войну в Южную Осетию. Мы видели сильные выпады против США. Простые грузины говорили, что за всем происходящим стоит Вашингтон, и что Саакашвили всего лишь марионетка, выполняющая планы США и НАТО.
Мы бродили по улицам до семи часов вечера, слушали людей, беседовали с ними. По телевизору мы смотрели заседание Совета Безопасности ООН, откуда транслировалась дискуссия между представителями России и США. Мы смотрели эфирную трансляцию западных телевизионных каналов, изучали сообщения информационных агентств. Мы удивлялись тому, что транслировалось, и было написано. Мы чувствовали, что разыгрывается какое-то сфабрикованное от начала до конца информационное "шоу". Западные телеканалы делали упор на то, что война идет между Россией и Грузией. Это заставило нас думать, что информационная кампания была спланирована заранее. Все делалось для того, чтобы доказать причастность России к тому, к чему она не имеет никакого отношения. Также странно было и то, что украинское руководство сделало ряд рискованных заявлений. Как только Абхазия вступила в войну на стороне Южной Осетии, Россия направила группу своих военных кораблей из состава сил Черноморского флота, базирующихся в Севастополе. Киев заявил, что он не позволит этим кораблям вернуться на базу Черноморского флота в Крыму. Однако права такого у Киева не было. Поэтому подобные заявления ничего, кроме улыбки, вызвать не могли. Фактически украинское руководство хотело и могло лишь выразить солидарность с руководством Грузии, а также послать сигнал Вашингтону о роли Украины.
За несколько дней до начала войны разразился скандал вокруг секретных поставок оружия из Израиля для грузинской армии. Было известно, что Тель-Авив поставляет в Грузию беспилотные самолеты-разведчики. Однако затем выяснилось, что объемы поставок гораздо более масштабные. Россия выразила свое недовольство действиями Израиля, в результате чего израильское руководство было вынуждено аннулировать некоторые сделки с Тбилиси. Также разразился скандал в связи с поставками вооружения и современных ракетных систем из Украины в Грузию.
Здесь мы приближаемся к сути антироссийской игры, которую ведут Грузия и Украина, демонстрируя полную свою лояльность США ради вступления в НАТО и ЕС. Белгород - последний российский город, расположенный на российско-украинской границе, находится в 750 км от Москвы. Значит, солдаты НАТО окажутся на расстоянии 750 км от Кремля. Границы с Грузией со стороны Чечни находятся на удалении 1200 км от российской столицы. Это означает, что натовские войска, в случае вступления Грузии и Украины в североатлантический блок, расположатся по периметру России.
Отвлечемся от политического анализа. В восемь часов вечера 10 августа мы наконец нашли машину. Водитель отвез нас на границу с Арменией. По дороге мы узнали, что все сотрудники американского посольства в Тбилиси покинули грузинскую столицу. И сделали они это за несколько часов до нас. Эти данные подтвердились, когда мы прибыли в Ереван примерно в 5 часов утра 11 августа. На следующий день нам удалось достать билеты до Москвы.
Власти Грузии установили в стране информационную блокаду еще до начала войны с Южной Осетией и Абхазией. Был закрыт доступ ко всем российским сайтам и связанным с Россией Интернет-ресурсами. Были закрыты российские телеканалы и российские газеты на территории Грузии. Правительственные СМИ стали единственным доступным источником информации.
В свою очередь грузинский президент Михаил Саакашвили попытался оказать всяческую поддержку кандидату в президенты США республиканцу Джону Маккейну. Республиканцам нужна была хоть какая-нибудь война с Россией, чтобы убедить американских избирателей в том, что они, республиканцы, лучше других могут руководить боевыми действиями против русских. Но, если Маккейн не сможет войти в Белый Дом, то он не захочет потерять Конгресс и отдать его демократам. Саакашвили не хотел, чтобы пришли демократы, которые будут критиковать его по вопросам демократии и прав человека, лишат его помощи в размере 375 млн. долл. ежегодно. В то время, как Россия дает ему 2 млрд. долл. ежегодно посредством предоставления работы миллиону грузин, работающих на ее территории.

Русский

Авторы