Война в августе 2008 года. Три года спустя. Рассказывают дети. Диана Джиоева

пн, 08/08/2011 - 13:01
VKontakte
Odnoklassniki
Google+

ДАЖЕ ВСПОМИНАТЬ СТРАШНО

Война... какое страшное слово. Наверное, нет на земле человека, который бы про неё не слышал, а я за свою пока ещё короткую жизнь видела его два раза, в 2006 и в 2008 годах. Я бы и врагу не пожелала пережить те страшные моменты, которые пережили я и мой многострадальный народ во время войны. Страшно даже вспомнить те ужасные дни августа 2008. Уже с первого числа были слышны сильные выстрелы, но особого значения этому никто не придавал, так как за долгие годы это вошло в порядок вещей. Помню, как 1-го августа поздравляла подругу с днём рождения, а она отвечает: «Вот слышишь, даже грузины салютуют в честь моего рождения!» Но дальше уже было не до шуток. С тех пор стрельба не прекращалась, 6 августа наше село подверглась сильному массированному обстрелу. Мама с бабушкой успокаивали нас, говоря, что скоро всё успокоится. Но через некоторое время начали сыпаться стекла. Все были в ужасе, сначала метались по комнатам, а потом спустились в подвал. Там мы просидели всю ночь, до самого утра ни на минуту не сомкнув глаз.

На следующий день, 7 августа, ужас продолжился. Это была настоящая война. Стрельба была необычно сильная и частая, близко падали снаряды, земля содрогалась, сыпались стекла, дрожали стены. Все были в шоке от этого. Крики, грохот, стрельба, дым… всё перепуталось, люди были в панике. Снаряды попадали в дома, дома загорались. Появились первые жертвы. В одном из загоревшихся домов осталась пожилая женщина, Мамиева Тамара Николаевна, ей было 72года, она не успела выбежать и сгорела заживо. Напротив её дома жил 72-летний старик Мамиев Петр Григорьевич, он погиб в своём доме от осколка снаряда. Погибли также два молодых парня из нашего села: Томаев Ахсар Феликсович и Малдзигов Джемал Лаферович. Страшно представить состояние матери, узнавшей о чудовищной смерти сына, которому она дала жизнь, вырастила, который был смыслом и стимулом её существования. Такая ужасная участь выпала матери Томаева Ахсара, Хуриеву Евгению. Он был её единственным сыном, ему было всего 27 лет. И матери Мапдзигова Джемала –Габараевой Соне. Джемал жил за пределами своей Родины, но узнав, в какой она беде, тут же примчался ей на помощь, но фашистская пуля не пощадила и его... Джемалу было 47 лет. В одно время было небольшое затишье, и мы воспользовались этим, перебрались в старый подвал колхозного склада, который находится через дорогу от нашего дома. Подвал был переполнен перепуганными людьми, нечем было дышать, не было воды. Люди плакали и стонали, вздрагивая от каждого свиста летевших пуль. От ударов снарядов потолок дрожал и сыпался песок, было ощущение, что он на нас сейчас обвалится. В это время к нам втихаря пробрался наш сосед и сказал: «Вы ещё здесь?! Грузины в селе, бегите в лес, спасайтесь!». Все были в ужасе. Вдруг послышались грузинские голоса и топот людей, мы притихли. Массированный обстрел села на тот момент прекратился, слышны были лишь одиночные выстрелы издалека, доносились звуки взрывов. Было темно, и мы начали выбираться из подвала и побежали в лес. Уже светало, когда мы добрались до леса, а оттуда через Зарскую дорогу мы бежали в более безопасный посёлок Дзау. Но нас заметили и начали стрелять, мы бросились врассыпную. Слава Богу, никто тогда не погиб, и мы добрались до посёлка Дзау, а оттуда нас развезли автобусы по Северному Кавказу. К большому счастью, я и моя семья не пострадали. Но, к сожалению, многие семьи потеряли своих родных и близких, друзей и знакомых. Среди погибших из нашего села также Джиоев Аслан, Елбакиева Настя и Тедеев Николай. Весь боль, ужас и трагизм этих страшных дней невозможно передать словами. Хотелось бы забыть весь этот ужас как страшный сон, но вряд ли такое забывается. Но я верю, что справедливость восторжествует, и Бог накажет их за бессмысленную и неоправданную жестокость.

Джиоева Диана Павловна,1993 г.р.,
ученица Хетагуровской средней школы
Цхинвальского района

Русский

Авторы