Честный диалог на острые темы — путь к согласию

Великая идея в дурной среде
извращается в ряд нелепостей.
В.О.Ключевский

Процессы, произошедшие в Республике Южная Осетия после признания Верховным Судом недействительными президентских выборов, еще раз акцентировали внимание на важнейших проблемах, недостатках и откровенном вредительстве, которое имело место в Республике на протяжении последних лет.
Проблемы и недовольство граждан накапливались не один день и даже не один год. Три года сознательно и целенаправленно ряд высокопоставленных должностных лиц сознательно и целенаправленно работал против своего народа, против идеи независимости, против самого президента.

Многочисленные сигналы, в том числе и острые критические выступления ряда депутатов парламента, статьи средств массовой информации, к сожалению, оставались без должного реагирования. Между тем, они обращали внимание на грубость ряда чиновников, на несправедливость при распределении жилья, на нарушения в вопросах восстановления, которое кроме как издевательством уже никто и не называет.
Президент Эдуард Кокойты тоже высказывал недовольство по ряду вопросов, но «Васька слушал да ел». А ведь уже тогда нужно было употребить власть.
В памяти еще свежи первые послевоенные дни. Не успел остыть пепел сожженных домов, как в российских СМИ появились статьи о баснословных денежных средствах, которые, якобы, уже направлены на восстановление Республики Южная Осетия. В этих же статьях красной линией проходила мысль, что прошло уже два (три, четыре, пять и т.д.) месяца с окончания войны, а Южная Осетия до сих пор не восстановлена. Это был период, когда подрядные организации заламывали непомерно высокие цены за свои услуги, цены, которые удалось в десятки раз сократить после привлечения югоосетинскими властями Комиссии по ценообразованию России и Счетной палаты России. Инспирированием таких публикаций определенные силы, стоявшие за некоторыми подрядчиками, хотели оказать психологическое давление на руководство Республики и заставить его согласиться с предлагаемыми баснословными сметами. Кстати, после первого же приезда делегации Счетной палаты многие фирмы, которых хотели взять подряды в Южной Осетии, моментально испарились – значит, они хотели не заработать, а провернуть какие-то махинации.
Но и из оставшихся многие работали спустя рукава. Начиналось строительство или восстановление какого-то объекта, потом, вдруг, прекращалось под предлогом отсутствия финансирования. От таких перерывов качество работ, которые уже были произведены, отнюдь не становилось лучше.
Бросалось в глаза людям и то, что многие граждане, которые жили в Южной Осетии и которых война застала здесь, разрушила их дома, не получили компенсаций, потому что были прописаны в других домах, в селах, на которые компенсация не распространялась, а не в домах, которые им принадлежат и в которых они реально проживали (последние 20 лет в Южной Осетии вопрос прописки не был самым существенным, и, понятно, что многие не спешили прописываться на новом месте). Зато многие люди, фактически долгие годы проживающие за пределами Южной Осетии, но сохранившие югоосетинскую прописку, приехали, забрали компенсацию и наутро уехали.
То же самое касается восстановления жилья. Если одному, чей дом пострадал меньше, устраивают евроремонт, а другой, пострадавший больше, вынужден все восстанавливать на свою (отнюдь не большую) зарплату, то, конечно, этот второй будет недоволен. И списывать это недовольство на зависть тут неправильно.
А приход в руководящие кабинеты чиновников, которые не имели смелости брать на себя решение самых элементарных вопросов и отписывали заявления граждан другим чиновникам, которые делали то же самое?
Последней каплей, которая переполнила чашу терпения населения Республики, оказалась свистопляска, устроенная вокруг реконструкции подземных коммуникаций. Реконструкция подземных коммуникаций – благое дело. Кто бы возразил против этого? Подземные коммуникации в столице не менялись 40-60 лет. Но и это благое дело удалось так благополучно испоганить, что вместо радости оно принесло лишь недовольство и возмущение.
Даже люди, далекие от вопросов строительства, говорили, что надо выполнить весь объем работ на одном отрезке определенной улицы, затем перейти на другую и так поэтапно провести весь процесс. Вместо этого были вскрыты большинство центральных улиц, перекрыто или затруднено движение, работы, по неоднократно озвученным данным ГУП «Стройтехконтроль», проводились с большими нарушениями. На некоторых улицах (например, Мамсурова) рыли траншеи, закапывали их, а потом откапывали снова.
Причем, это делалось целенаправленно и демонстративно. Так, по данным, прозвучавшим на заседании правительства РЮО, одной из российских подрядных организаций, привлеченной для выполнения реконструкции подземных коммуникаций, деньги были перечислены еще четыре месяца назад. Однако она до сих пор к ним не приступила, оправдываясь «приобретением оборудования». Четыре месяца приобретают оборудование? Разве это можно объяснить чем-то иным, кроме сознательного желания перед президентскими выборами потопить югоосетинские власти в волне народного недовольства?
Видно, что кое-кто надеялся затем погулять на всю катушку. Не будем углубляться, были эти надежды обоснованными или нет, но в том, что со стороны сил, которые, по идее, должны были бы поддерживать югоосетинские власти, шла целенаправленная работа по подрыву их авторитета, доверия и политических позиций – сомнений нет. Помогали им и некоторые наши чиновники, о равнодушии и даже грубости которых в отношении посетителей ходят легенды. Убойная сила слухов разносит и молву о подозрительно быстром обогащении некоторых из них. Впрочем, бытует и мнение, что без попустительства определенных сил из России ни один югоосетинский чиновник не посмел бы «скушать» даже одну копейку.
С народом Южной Осетии такие шутки не проходят. Здесь никто никого не обманет, можно даже не пытаться. Это не местечковое самолюбование, а факт, который едва ли смогут оспорить даже самые ироничные критики Южной Осетии.
Выборы показали резкую поляризацию мнений нашего населения. О стоянии на площади уже знает весь мир. Одна сторона апеллирует к итогам выборов, другая сторона ссылается на нечестную игру оппонентов и решение Верховного суда. Ситуация может выйти из-под контроля в любую минуту. Произошел обстрел квартиры генерального прокурора. До завершения расследования трудно говорить, кто за этим стоит, но уже теперь понятно, кому это выгодно. Это выгодно внешним недоброжелателям, они надеялись, что власть обрушит на оппозицию всю мощь репрессивной машины и начнутся массовые аресты и силовые акции. Этого не случилось. Не исключено, что следующим шагом те же силы совершат аналогичную провокацию уже против оппозиции. Что тогда?
Необходимо помнить, что взрывоопасная ситуация в такой маленькой республике делает ее в сотни и тысячи раз более уязвимой для недоброжелательного вмешательства извне.
Около недели, может, и больше, проходили консультации между представителями сторон. Есть определенные результаты, но нет пока итога. В этой непростой ситуации обе стороны должны пойти на компромисс, хотя до сих пор и делали бескомпромиссные высказывания.
В этой ситуации также вызывает удивление позиция некоторых народных избранников. А ведь их статус как раз и предполагает общение с народом, со всеми его частями – в том числе и теми, с кем он расходится во взглядах.
Нельзя называть людей, стоящих на площади маргиналами. Среди них представители интеллигенции, директора школ, сотрудники научно-исследовательского института, Юго-Осетинского государственного университета. Они ставят вопросы и хотят получать ответы. Этих ответов ждут не только сторонники Аллы Джиоевой, не только те, кто за нее голосовал.
Люди хотят Справедливости. Справедливости, которую редко видели последние годы. Могут ли эту Справедливость дать им люди, которые столько лет мирились с несправедливостью? Осетинский народ можно сплотить только на общем базисе справедливости. Только понятные народу решения могут вернуть ему веру в правильность освященного кровью его лучших сынов и дочерей пути, избранного двадцать лет назад.
Нужен диалог, нужно взаимоуважительное отношение, нужно взаимопонимание, нужно открытое обсуждение (и справедливое решение!) острых проблем.
Только таким путем можно прийти к разрядке напряженности и согласию внутри югоосетинского общества.