Афган Тимофея Гаглоева

вс, 13/04/2014 - 10:49

Никогда еще не совершал ничего великого человек, не одушевленный страстной преданностью.

Николай Чернышевский

В этом году Россия и весь постсоветский мир отметили важную дату – 25 лет со дня вывода советских войск из Афганистана. Кадры со знаменитого Моста дружбы на границе двух стран, через который переправлялись боевая техника и личный состав воинских частей, облетели весь мир и стали своеобразным символом этого процесса. Более 15 тысяч погибших, почти 54 тысячи раненых, более 400 пропавших без вести, сломанные и исковерканные судьбы…

Тимофей Гаглоев, житель Южной Осетии – один из тех, кто прошел Афганистан. Кавалер многих государственных наград Советского Союза, Южной Осетии, Абхазии, Чечни.
Гаглоев попал в Афганистан дважды, впервые в 26 лет – с 1981 по 1982, а позже с 1987 по 1988 годы – тогда контракт подписывали на один год. Военная профессия – бортовой техник вертолета. Азы этой профессии он постиг в Ейском высшем военном авиационном училище имени дважды Героя Советского Союза лётчика-космонавта СССР Владимира Комарова в Краснодарском крае.
Попал Гаглоев в Афганистан в составе 262 Отдельной вертолетной эскадрильи из города Апатиты. Из 18 лет службы в советской армии, авиации он отдал 12 лет. Как и все авиаторы, которым “посчастливилось” попасть в Афганистан, побывал практически во всех точках и советских военных базах, расположенных в этой стране.
Частые суточные наряды, боевое дежурство в составе поисково-спасательных отрядов, которые могли случаться с периодичностью раз или два в месяц, а может пару раз в неделю или даже через сутки – вся эта “романтика” службы в Афганистане оставила несмываемые временем воспоминания.
«Сидишь в полной экипировке, и не дай Бог, тебя поднимут по команде. И если уже подняли, то начинается полоса неизвестности - когда вылетаешь когда прилетишь, на какую базу, куда кого эвакуировать. Вместо положенных 24 часов можешь пробыть в наряде целую неделю. "Тревога!" - и ты сломя голову бежишь на борт. Борт уходит и дальше все определяет командир экипажа, выполняя приказы - куда лететь, кого вытаскивать с поля боя», - вспоминает он.
Военную службу, по его словам, можно сравнить с работой на заводе, когда действуешь, монотонно, выверено, систематично. Выполняешь свои функции как робот, четко и в таком случае “все задания выполняются легко”.
«Когда ты работаешь целенаправленно, выполняешь задание, ты не испытываешь чувства страха. У тебя нет времени бояться. Время бояться приходит потом, когда ничем не занят, - говорит он, - Страшно становится, когда теряешь боевого друга, потому что остаешься без прикрытия, потому что когда умирает он, на 50 процентов умираешь ты, ведь в этот момент его обязанности начинаешь выполнять ты».
На войне тяжело, тяжело физически и морально, бывают и веселые моменты, но чаще случаются грустные.
«Тяжелее всего терять друзей», - говорит Тимофей.
Очень интересными, по его рассказам, были взаимоотношения советских военных с местным населением, которых волею судеб разделила война, которые практически стояли по обе стороны баррикад. Одну сторону поддерживало советское правительство, а другая финансировалась странами ООН и многими странами мусульманского мира.
Второй раз Гаглоев в Афганистан также попал по приказу: «Ты дал присягу, подписал контракт и тебя не спрашивают, куда и когда хочешь идти. Поступил приказ и ты идешь. Ты должен выполнять эту присягу даже ценой своей жизни».
Он убежден, что в советской армии служили настоящие патриоты – «советской армии не было равных ни по духу, ни по патриотизму».
«В то время даже контрактники были патриотами, потому что знали – за дезертирство посадят, а позорище было страшное. А теперь дезертирство не кажется постыдным, - утверждает он, - Там деньги были чужды. Молодежь сегодня не хочет служить в армии. Сегодняшние контрактники это наемники, которые зарабатывают деньги, а наемник это не патриот».
Гаглоев много рассказывает о летательной военной технике и прекрасно разбирается в технических особенностях всех видов как советской, российской, так и “вражеской”.
Он утверждает, что «летчик на борту не хозяин, он там гость, хотя и командир». Летчик, по его словам, сегодня летает на этом борту, а завтра на другом, а за борт отвечает механик.
«На Ми-24 техники не выходили на вылет, потому что эти вертолеты часто сбивали на поле боя. Американцы напичкали афганцев ПЗРК (Переносной зенитно-ракетный комплекс). "Стингеры", английские «Блоупайпы» и наши советские «Стрелы» к ним попадали. От "Стингера" вообще нельзя уйти, но наши все-таки находили способы уйти», - вспоминает он.
Для улучшения маневренности вертолетов, рассказывает Гаглоев, опытные летчики-асы скидывали подвесные баки, а основные заливали лишь наполовину, хотя это было запрещено. Вместо этого устанавливали по четыре ракеты «Штурм» и дополнительные УБК (универсальные боекомплекты). Вертолеты не выходили из зоны боевых действий, пока не заканчивалось топливо.
«Выходя из зоны действий, по правилам вертолеты уходят с набором высоты, а они наоборот уходили на предельно малую, потому что знали для набора высоты и долета до точки назначения топлива уже нет. И шли в ущелье “рубать кусты”, и часто не долетали до взлетно-посадочной полосы», - рассказывает он.
После Афганистана он прошел еще через три горячие точки – Южная Осетия, Абхазия, Чечня.
Рассказывать об Афганистане он может бесконечно и с особым почтением.
Тимофей Гаглоев – один из самых активных участников отражения грузинской агрессии против Южной Осетии в начале 90-х годов.
«Мы как сороки принесли войну из Афганистана в Южную Осетию», - говорит он.
После Афганистана в 1988 году военную часть, в которой служил Гаглоев, перебросили в Туркмению. Позже он был отправлен в город Подольск, Московской области.
«Советский Союз уже разваливался. Нас вызывали и спрашивали, кто, куда хочет отправиться служить. Каждый выбирал свой родной дом, и я по счастливой случайности смог вернуться в Цхинвальский авиационный полк в 1988 году, а через год у нас началась война», - вспоминает он с грустью.
Через много лет для него был еще и печально известный август 2008 года.
Ветераны Афганистана и здесь показали себя настоящими героями – патриотами своей родины.
Тимофей Гаглоев кавалер множества наград Южной Осетии, Абхазии, Чечни и, конечно, Советского Союза. Он также имеет именные подарки министра обороны Абхазии Мераба Кишмария и главы Чеченской Республики Рамзана Кадырова.
Сегодня Тимофей Гаглоев живет в Цхинвале. Он активный участник Союза ветеранов Афганистана Южной Осетии.
«Нам представилась уникальная возможность построить свое государство. Мало кому выпадает такой шанс. Мы должны сделать все возможное и невозможное, чтобы это государство стало сильным и процветающим», – убежден Гаглоев.