Мы ни на сантиметр не намерены были отходить, - участник событий 23 ноября 1989 года

сб, 21/11/2015 - 16:45

Одной из самых значимых дат в истории борьбы за независимость Южной Осетии стала 23 ноября 1989 года. В этот день простые жители Южной Осетии остановили десятки тысяч агрессивно настроенных националистов Грузии, якобы пытавшихся провести «мирный митинг» в Цхинвале.

Своими воспоминаниями с ИА «Рес» поделился очевидец и участник событий 23 ноября, один из тех, кто преградили врагу дорогу в Цхинвал, Василий Джусойты.

«Мы уже знали, что грузины собираются приехать и заранее готовились. Здание стадиона тогда реконструировали, мы нарезали арматуру и укрыли ее в снегу у стены. Другого оружия не было, да и в то время в городе был комендантский час и все как- то старались не подводить тех, у кого оружие осталось», - начал свой рассказ Джусойты.

По его словам, 23 ноября с утра, когда люди собрались на театральной площади, узнали, что жители близлежащих грузинских поселений собираются на перекрестке улиц 8-го июня и Московской (Богири).

«Мы с Тимуром Цхурбати пытались их расспросить, но диалог не сложился, они не шли на контакт. Как раз в это время с площади пришла весть о том, что грузины подъезжают к городу. Мы разделились – он побежал в центр, а я по улице Московская по направлению к мосту, сообщая по пути всем о происходящем, пытаясь собрать людей, чтобы преградить подступающим грузинам путь».

В этот момент Джусойты увидел первые машины грузин, направляющихся в Цхинвал для проведения «мирного» митинга.

«Во главе колонны ехал автобус "Икарус". Как раз тогда и подоспели и другие ребята с Тимуром и нас было уже семеро. Икарус остановился, и пропустил вперед две машины марки «Волга» белую и черную. В белой волге был министр МВД Грузии Шота Горгадзе, а в черной его заместитель Варлам Шадури. Замминистра курировал до этого Южную Осетию и его повысили в Тбилиси по той причине, что он добросовестно сделал свою работу - забрал у правоохранительных органов и населения Южной Осетии оружие, и подготовил город к приезду грузинских неформалов», - уточняет собеседник агентства.

Мы стояли на дорогое, добавил Василий Джусойты, с левой стороны проезжая часть которой осталась открытой.

«Шота Горгадзе вышел из машины и направился к нам, приблизившись ко мне, он сказал: «Освободите дорогу». Человек он был не худой и животом касался меня. Его поведение показалось наглым и я слегка его толкнул и спросил, кто он такой, на что он ответил, что он генерал. Я замахнулся и хотел ударить его, тогда с левой стороны подбежал ко мне Валера Хубулов и взял меня под руку, сказав, что это неправильно. От неожиданности я пошатнулся и удара, как такового, не получилось, были задеты лишь часть его щеки и живот. Генерал повернулся к заместителю и по-грузински ему сказал, что это все происходит по его вине».

Никто из легковых машин, по словам Джусойты, не вышел, но из Икаруса вышла группа грузинских полицейских весьма внушительных размеров, как будто их отбирали специально.

«Машины генерала и его заместителя уехали. Так как грузинским языком владел только я, “вести переговоры” пришлось мне. Полицейские требовали пропустить их в город, грозясь, что катком по нам пройдут. Уверяли, что они безоружны. Я тоже сказал, что у нас тоже нет никакого оружия, и если решатся пройти через нас - пусть идут. На что они ответили, что рискуют быть расстреляны пулемётчиками, которые стоят на Згудерской высоте. Стало понятно, что они боятся, да и никто бы не поверил, что огромной колонне противостоят несколько человек без всякой поддержки».

Пока между сторонами шли переговоры, стали видны группы грузинских неформалов.

«Мы начали беспокоиться, их становилось все больше и больше, а наших пока не было видно. Один из них, видимо главный, подошел и спросил: “Где ваши лидеры?”. Мы ответили, что у нас лидеров нет, что каждый осетин сам себе лидер. Разговор перешел на повышенные тона», - уточняет Джусойты.

Прошло более 30 минут пока мы ввосьмером противостояли колонне, когда стали появляться наши ребята, добавил собеседник агентства.

«Вновь прибывшие были в недоумении от того, что дело дошло до рукоприкладства. Наших становилось все больше. Ряды стали плотнее с обеих сторон, - продолжает он. - Грузины предлагали отойти на шаг обеим сторонам, на что мы твердо отвечали, что ни на сантиметр не намерены отходить, так как мы на своей земле и пусть отходит тот, кто стал незваным гостем. Вот тогда и взялись мы за руки, и образовалась живая стена. Среди наших были и русские, вскоре в толпе появились и флаги, которые забрали из помещения, где располагалось национальное движение “Адæмон Ныхас”. Начали собираться силовые структуры Грузии. Среди них был и первый секретарь ЦК Грузии Гумбаридзе».

Так лицом к лицу они простояли сутки.

Грузины, по словам Джусойты, уверяли, что хотят провести лишь митинг и показать единство и дружбу наших народов.

«На переговоры с правительством Южной Осетии мы допустили лишь пятерых, хотя они просили 15 человек. Среди переговорщиков были министр МВД Грузии и первый секретарь, и несколько неформалов», - подчеркнул он.

В это время не было мобильных телефонов, дополняет свой рассказ Джусойты, и собрать много людей за такое короткое время нельзя было.

«Многие говорят, что они стояли в первом ряду и именно они первые встретили грузинскую колонну. Да, в первом ряду побывали почти все, ибо им было интересно, что происходит впереди. Рядом со мной были: Тимур Цхуырбати, Ростик Козаев, Булат Бестаев, Коко Дзуццов, Виталий Габараев».

Спустя некоторое время после этих событий, говорит Джусойты, мы узнали, что они хотели пройти в город и через мост, выйти на площадь, провести митинг, захватить, банк, почту, телевидение и здание правительства, дабы создать иллюзию того, что народ Южной Осетии за единение с Грузией и некоторые лидеры мешают им в этом.

«Я думаю, что если бы тогда не удалось остановить колонну и они бы прорвались в город, до сегодня нас бы как нации наверно уже не было», - подытожил собеседник агентства.