Почему стал возможен август 2008 года: некоторые предпосылки военной агрессии Грузии

пт, 07/08/2020 - 16:00
VKontakte
Odnoklassniki
Google+

В преддверии очередной годовщины полномасштабной военной агрессии Грузии в августе 2008 года нелишне еще раз напомнить об объективных и субъективных предпосылках, которые ей предшествовали.

Прежде всего, важно помнить, что это была агрессия не только против Южной Осетии, но и против России. Определение агрессии содержится в резолюции ООН «Об определении агрессии» от 1974 года, в которой говорится, что нападение сухопутными силами одного государства на сухопутные силы другого государства. Нападение грузинской армии на российский батальон миротворческих сил и был таким нападением. Говорю об этом так подробно потому, что этот факт в большинстве случаев «ускользает» от внимания авторов, так или иначе затрагивающих данный вопрос.

Итак, август 2008 года. Политические деятели сторон-участниц этой войны, отвечавшие за принятие решений в рассматриваемый период, некоторые объективные обстоятельства застали в сформировавшемся виде к моменту своего прихода к власти, другие создали своими действиями.

Объективно существовал давний конфликт между Грузией и Южной Осетией, резко обострившийся в конце 80-х – начале 90-х годов вследствие применения силы Грузией с целью воспрепятствования Южной Осетии в получении тех прав, которые последней полагались законами Союза Советских Социалистических Республики.

Также является объективной реальностью историческое противостояние между Соединенными Штатами Америки и Российской Федерацией, возникшее вследствие стремления США в условиях грядущего сокращения углеводородов ослабить или разрушить Россию и таким образом получить доступ к ее несметным природным богатствам.

С точки зрения субъективных факторов следует выделить:

а) крайне высокий рост влияния сторонников неоконсервативных воззрений в кругах, определяющих американскую внешнюю политику, которые агрессивно восприняли принципиальную позицию, которую демонстрировала в международной и внутренней политике Российская Федерация;

б) смена власти в России, которую на Западе поспешили объявить и сменой политического курса в сторону либерализации внешней и внутренней политики;

в) рост протестных настроений в Грузии вследствие резкого неприятия народом проводимой руководством политики, ярким выражением которой стали события 7 ноября 2007 года, стремление руководства за счет присоединения к Грузии новых земель обеспечить высокий рейтинг в преддверии президентских выборов;

г) решительный курс народа Южной Осетии на отстаивание своих законных прав, которые так и оставались нереализованными вследствие многолетнего острого военно-политического противоборства со стороны Грузии.

То, что России и Южной Осетии сложившаяся на август 2008 года сложная в военно-политическом отношении ситуация в зоне грузино-осетинского конфликта никаких выгод не сулила, а принесла множество страданий и политических трудностей, является еще одним подтверждением того, что они не ставили целью решить за счет войны какие-то проблемы, а значит, и не замешаны в ее подготовке и планировании.

Соединенные Штаты Америки, поспешившие объявить Закавказье зоной своих жизненных интересов, намеревались продемонстрировать свое влияние в этом регионе, способность действовать под носом у России, не считаясь с ее историческими интересами, а также оказать поддержку своему союзнику – Грузии. Но самой главной далеко идущей целью являлся «урок», который Запад планировал преподать пророссийских силам на Северном Кавказе, ибо ни Грузия, ни Запад, ни даже Южная Осетия не ожидали последовавших четких и решительных действий России по защите своих граждан и миротворцев в Южной Осетии.

И этот «урок», по планам Запада, должен быть заключаться в том, что Россия неспособна защитить своих союзников, что, уже в среднесрочной перспективе должно было вызвать соответствующую цепную реакцию на Северном Кавказе, а то и далее, открывая путь к вожделенным недрам Сибири.

Руководство Грузии, в свою очередь, в области внутренней политики рассчитывало «маленькой победоносной войной» продемонстрировать народу верность проводимой политики, получить моральные основания для жесткой зачистки политического поля от оппонентов и усиления своей власти. В области внешней политики расчет строился на рост международного престижа Грузии, которая бы выступала в роли победителя большой России, что сулило известные бонусы со стороны США и их европейских сателлитов.

Победоносной войной руководство Грузии в области внутренней политики заставило бы надолго замолчать оппозицию и национальные меньшинства Грузии, а на международном этапе рассчитывало обеспечить более выгодные условия сотрудничества с Западом.

Совокупность вышеизложенных факторов и привела к военной агрессии Грузии против Республики Южная Осетия и Российской Федерации, что дало России право на дальнейшие действия в опоре на статью 51 Устава ООН.

Авторство:
Инал Плиев, помощник Руководителя Администрации Президента РЮО, руководитель Пресс-службы Президента РЮО (1998 – 1999 гг.), начальник информационного отдела Министерства по особым делам РЮО (2003 – 2008 гг.), помощник первого вице-премьера РЮО (2008 – 2010 гг.)
Мой мир
Вконтакте
Одноклассники
Google+
Pinterest