Военнослужащего из Южной Осетии удостоили Ордена Святого Георгия за защиту республик Донбасса

вс, 19/06/2022 - 09:00
VKontakte
Odnoklassniki
Google+

Военнослужащего из Южной Осетии Тамерлана Магкоева, принимавшего участие в защите республик Донбасса, удостоили Ордена Святого Георгия. Он в числе тех, кто наряду с другими ребятами из дружественных Донецкой и Луганской Народным Республикам стран сражается плечом к плечу за мир без нацизма и насилия в ходе специальной военной операции по демилитаризаци и денацификации Украины.

Военных, отличившихся в боях с нацистами, как правило, награждают высокими наградами. Один из них – Тамерлан Магкоев, военнослужащий 4-й военной базы РФ, дислоцированной на территории Южной Осетии. В свои 23 года молодой человек удостоен Ордена Святого Георгия - высшей военной награды Российской Федерации.

Я – военнослужащий, а значит обязан выполнять свой долг

Как рассказал «Рес» сам Магкоев, прибывший в родной город после полученных травм, он просто выполнял возложенные на него как на военнослужащего обязанности.

Магкоев проходил службу в рядах Вооруженных сил РФ три года, срок службы истекал у него как раз в марте текущего года, когда контрактники 4-й военной базы РФ в Южной Осетии отправились поддержать мир на Донбассе.

На вопрос, почему он продлил срок своей службы, Тамерлан отвечает, что каждый должен выполнять свою работу.

«Если человек придет к хирургу, а тот скажет, что не будет оперировать, какой из него хирург? Так и военнослужащий должен выполнять свой долг», - считает Магкоев.

9 мая, находясь в зоне боевых действий, боец в очередной раз получил травмы и попал в больницу в Волнавахе, оттуда его отправили в госпиталь в Докучаевске, затем - в Донецк, откуда уже он был эвакуирован на вертолете в Ростов.

Там его оформили и отправили в Новочеркасск, после пятидневного лечения его перевели в Моздок. И уже после лечения в Моздоке Магкоева выписывают. Около недели он находится дома в Южной Осетии.

Чудом удалось выжить

Магкоев рассказал «Рес» о случаях, произошедших с ним в ходе военной операции, во время которых он чудом остался жив.

«Наши военные должны были взять под контроль завод в Мариуполе. Я и мой боевой товарищ — Чермен Техов, – прикрывая друг друга, продвигались вперед к намеченному месту, чтобы занять позицию. За нами следовал один из добровольцев «Пилта», без бронежилета и каски. Мы его не видели, - рассказывает Магкоев. - Через некоторое время, когда обстрел со стороны украинцев затих, Техов увидел его, раненого, лежащего посередине завода. Так как я был замкомандира, у меня была рация, но аккумулятор был разряжен, и мы не могли вызвать для него помощь. С того места, откуда мы выдвинулись изначально, там где располагалась основная часть военных, его не было видно, соответственно, помощи было неоткуда ждать».

По его словам, «подходить к раненому было бессмысленно, так как он был на виду у противников, и нас бы тоже пристрелили».

«Нас обстреливали со второго этажа завода, но помимо них стрелял и снайпер. Техов остался на позиции, я выдвинулся обратно на исходную точку, звать на помощь, - говорит Магкоев. - Там находились железные моторы, я пробирался среди них к нашим ребятам. Оставалось пройти место, которое обстреливал снайпер, и я бы оказался среди своих. Но именно там снайпер попал в затылочную часть каски на моей голове.

Каска изменила траекторию пули, и та отскочила, голова не пострадала, но я упал лицом вперед, потеряв сознание. Буквально метр оставался до месторасположения моих боевых товарищей. Они затащили меня вовнутрь, привели в сознание, голова у меня сильно кружилась, тошнило.

Через какое-то время, когда я пришел в себя, я спросил, отправился ли кто-нибудь на помощь ребятам. Мне ответили, что пока нет, но вызвали медика по рации, который должен был прибыть на спецтранспорте, на котором их можно было бы забрать».

За боевым товарищем в огонь и воду

Мысли о том, что у Чермена Техова, оставшегося на заводе, могли закончиться патроны, заставили Тамерлана вернуться обратно.

«Я не мог его оставить, потому что на боевое задание мы отправились вместе, вместе и должны были вернуться.

Через место, где задел меня снайпер, я быстро пробежал, видимо он не ожидал снова меня увидеть и не среагировал, - объясняет Магкоев. - И снова, передвигаясь от мотора к мотору, попал под обстрел украинцев. Я тоже открыл по ним огонь, но снайпер снова попал в меня. На этот раз пуля попала в правую сторону головы — область виска. Я упал, не подавая признаков жизни».
Место, где он упал, было видно как с позиции Чермена Техова, так и с дислокации его остальных товарищей, но друг друга они не видели.

«Потом мне рассказали, что они уже доложили по рации о том, что я умер, - вспоминает военнослужащий. - Минут десять я был без сознания, потом поднял голову, и снова вырубился. Мой боевой товарищ Руслан Козаев увидел, что я живой и подбежал ко мне. К тому времени подъехал врач на боевой машине пехоты, они увезли раненого добровольца — Пилта. А мы вернулись на первоначальное место дислокации. Я приходил в себя какое-то время, не мог шевелиться.

Спустя какое-то время мы решили обойти здание, и взять его с другой стороны. Обойдя объект, я забросил гранату на первый этаж и последовал дальше, за мной шел второй военнослужащий, который должен был забросить гранату на второй этаж, затем снова я, и так поочередно.

Но когда он собирался забросить гранату на второй этаж, оттуда тоже бросили гранату. Она взорвалась, и в нас попали осколки. Это было в апреле. Меня хотели отправить обратно в Цхинвал, но я остался, потому что ранения не были серьезными».

Навыки оказания медпомощи пригодились

Тамерлан Магкоев рассказал и о том, как помог своему командиру, оказав ему необходимую медицинскую помощь.

«Мы освобождали одну из улиц в Мариуполе от украинских нацистов. Несколько домов было вверено четвертой роте, ряд других — пятой роте и еще несколько — нашей шестой роте.
Местоположение рот отделяли примерно 300 – 400 метров. Наш командир был ранен, его рация была сломана, и мы остались без связи, не могли вызвать для него медицинскую помощь, - вспоминает Магкоев. - Его левая нога была полностью раздроблена, а правая нога - прострелена, осколки задели его легкие, одним словом, он был не в лучшем состоянии».

Собираясь на специальную военную операцию, Тамерлан успел просмотреть видеоролики по оказанию медицинской помощи в экстренных случаях.

«Я перевязал командиру ногу жгутом, остановил кровь и сделал обезболивающий укол, но срочно нужно было звать врача, - говорит Магкоев. - Чтобы не терять время, я отправился к пятой роте, там мне сообщили, что погиб военнослужащий Инал Кортиев. Мы вызвали врача, и я вернулся к командиру. Врач успел во время, к счастью, его удалось спасти».

Очистка территории от противотанковых мин
Магкоев рассказал и о том, как очистил участок дороги  от противотанковых мин.

«Перед нами находилось поле, между двумя лесополосами была асфальтная дорога. Слева шла 136-ая бригада, справа - разведывательный батальон, а посередине - 4 военная база, то есть, мы, - пояснил Магкоев. – Перед нами дорога была заминирована, и мы ждали саперов.

Наши товарищи справа и слева выдвинулись вперед, а мы не могли. Саперов долгое время не было, по рации мы слышали о потерях наших ребят. Я вместе со своими двумя соратниками решил перенести эти противотанковые мины.

Командир роты мне объяснил, что под противотанковой миной может быть пехотная мина, которая взорвется, как только я подниму первую. Сама противотанковая мина не взорвется, если на нее даже наступить при весе менее 80 килограмм. Но выбора не было. Я перенес мины, ребята меня прикрывали, и каждый раз поднимая ее, жар все больше накрывал меня (улыбается), так как под ней могла быть пехотная мина, но с Божьей помощью, обошлось».

По словам Магкоева, был случай, когда попав под обстрел, он лег на своего товарища.

«После прекращения обстрела я встал, радуясь, что не был задет, однако, парень который лежал подо мной, был ранен осколком. Наверное, судьба…», - замечает он.

9 мая военнослужащий в очередной раз попал под обстрел на боевой машине пехоты (БМП), ударился головой и потерял сознание. Через сутки по настоянию врача был отправлен на осмотр в больницу в Волнавахе делать снимок.

«У меня кружилась голова, темнело в глазах, не мог стоять твердо на ногах, - говорит Магкоев. - У меня была контузия и закрытая черепно-мозговая травма».

Боец отмечает, что ситуации в жизни бывают разными, «и ты не знаешь, от кого чего можно ожидать».

«Обычные простые парни, оказавшись в экстремальной ситуации, проявляют храбрость, смелость, отвагу, а те, кто в обычной жизни, казалось бы, смелые, дают слабину. Жизнь, она – такая…», считает Тамерлан, ставший кавалером ордена Святого Георгия в свои 23 года.

Мой мир
Вконтакте
Одноклассники
Google+
Pinterest