Майя Харебова: Югоосетинский журналист - посредник между властью и обществом

пт, 23/07/2010 - 19:53

Блиц-опрос: 23 июля день СМИ в Южной Осетии. Как, на Ваш взгляд, взаимодействуют в нашей Республике СМИ и власть?

Геннадий Дзюба, заместитель главы администрации Президента РЮО:
Во всем мире решен вопрос профессионального взаимодействия госструктур со средствами массовой информации. Общественность должна знать о той работе, которую осуществляют чиновники, их аппараты и структуры. С другой стороны, и средства массовой информации должны отвечать требованиям, предъявляемым обществом: быть объективными и оперативными.

К сожалению, здесь, в Южной Осетии, мы не видим эффективного взаимодействия чиновников со СМИ. Проводятся различные мероприятия, делается много нового и хорошего, но далеко не всегда журналистов своевременно информируют об этом.
Первое. Журналистов необходимо информировать заблаговременно в плановом порядке.
Второе. Иногда мы видим недовольство со стороны чиновников, которые ворчат: «Ну что вы здесь со своими штативами и камерами бегаете, не видите, здесь серьезный вопрос решается».
Подчеркиваю: журналистам должно оказываться всемерное содействие в получении информации (речь, конечно, не идёт о сведениях, составляющих государственную тайну и об информации, содержащей сведения ограниченного распространения).
Надо помнить, что в Южной Осетии ни одна редакция не отказывается от приглашения осветить то или иное мероприятие. Хотя зачастую уровень профессиональной подготовки представителей СМИ остается под большим вопросом. Я не могу представить себе, что журналист какого-нибудь даже регионального СМИ из России приехал бы на серьезную съемку, забыв микрофон, или аккумуляторы, или кассеты – то, с чем мы сталкиваемся неоднократно в течение лишь месяца взаимодействия с югоосетинскими СМИ. Плюс ко всему, журналистов приглашают на официальное мероприятие с участием президента, сам уровень мероприятия требует соблюдения этикета и протокола. Почему-то журналисты считают себя стоящими вне этих требований. Если ты находишься в группе журналистов, которым доверено освещать то или иное официальное мероприятие, то будь добр соответствовать требованиям, предъявляемым хотя бы к одежде, к внешнему виду. Порой здесь журналист может позволить себе прийти на официальное мероприятие в майке с надписью «Я люблю Нью-Йорк», а на траурные церемонии – в одеяниях веселых раскрасок. Это совершенно недопустимо.
В качестве положительного я хочу отметить тот факт, что, несмотря на тяжелейшие условия, в которых приходится работать журналистам Южной Осетии, им всегда были присущи смелость и желание профессионального роста. Непременно мы будем оказывать помощь в техническом переоснащении СМИ и систематической учебе. В вопросах работы в кризисных ситуациях югоосетинские журналисты дадут фору представителям многих ведущих зарубежных медиа-компаний. Остается подтянуться в рядовой системной работе.
Я абсолютно разделяю и личную ответственность в этом вопросе в силу того, что отвечаю за информационную составляющую в Республике. Главное в вышесказанном одно: Южная Осетия - это независимое государство, и в государстве вопрос взаимодействия государственных структур и средств массовой информации должен решаться на профессиональном уровне.

Майя Харебова, директор ИА «Рес»:
К сожалению, югоосетинские СМИ до сих пор не стали «четвертой властью», между тем, это значительно бы укрепило наше гражданское общество. Сегодняшний югоосетинский журналист — это некий посредник между властью и обществом. С одной стороны, может, так это и должно быть, через прессу общество контролирует власть, власть через прессу посылает сигналы обществу о своих намерениях и действиях. С другой стороны, не секрет, что в последние годы ситуация вокруг югоосетинских СМИ складывается, мягко говоря, неоднозначная. Несмотря на поддержку со стороны руководства Республики, порой возникает ощущение, что для некоторых чиновников журналисты - это нечто второстепенное. И нет понимания того, что каждый из нас выполняет свою работу.
Радует, что в условиях, когда по объективным причинам негосударственные средства массовой информации в Южной Осетии являются нерентабельными, государственные СМИ сами публикуют критические материалы, что является еще одним свидетельством курса руководства Республики на построение открытого, демократического государства.
Считаю, что югоосетинские СМИ должны стать полем для общественной дискуссии по важным вопросам, потому что одно дело – если мы сами будем поднимать важные, острые проблемы и всем миром будем их обсуждать, а другое дело – когда их будут поднимать наши враги на страницах чужих и чуждых интересам нашего народа средств массовой информации. Мы должны сами обсуждать наши проблемы с целью их лучшего изучения и устранения, чтобы не было возможности у наших врагов их муссировать с целью представить в негативном свете Республику Южная Осетия, ее руководство и народ.
Если же исходить из отношения власти к СМИ, то налицо ухудшение положения журналистов. Нет должной поддержки со стороны правительства, мало внимания уделяется проблемам СМИ.
Недавний пример работы журналистов информационного агентства «Рес» во время случившейся трагедии на ТрансКАМе, когда некоторые чиновники неуважительно отнеслись к выполнению профессионального долга фотокорреспондента агентства. И это - не первый случай. Лично я считаю недопустимым, когда чиновник не дает возможности работать журналисту.
Еще один пример: в преддверии Дня СМИ Южной Осетии журналисты впервые за многие годы обратились к правительству с просьбой о повышении заработной платы всем работникам СМИ. Ответа пока нет. Конечно, нельзя мерить взаимоотношения власти и СМИ только материальными ценностями, но это бы стало свидетельством объективной оценки работы журналистов. Именно этот материальный вопрос отбил у многих представителей талантливой молодежи желание остаться в журналистике. Результат налицо — сегодня мы видим острую нехватку кадров. У журналиста должна быть достойная зарплата, и у него не должно возникать вопроса, как прокормить себя и, тем более, свою семью. Уметь мыслить и писать дано далеко не каждому. И я не знаю сегодня в Южной Осетии журналиста, который работал бы исключительно из-за денег.
Что же касается самой журналистской работы, в какой-то степени наши СМИ порой имеют влияние на действия властей. Многое зависит от внутренних убеждений самого журналиста. Может быть, именно это и отличает нашу профессию от других. Да, нас обвиняют в том, что мы мало подаем положительной информации. Со всей ответственностью могу сказать, что это не так, ни одно радостное или позитивное событие не проходит мимо внимания СМИ. А если есть проблема, если нет элементарного порядка там, где он должен быть, то именно об этом нам нужно говорить и писать.
Мне сложно утверждать сегодня, что все СМИ работают добросовестно. Очевидно, что основную нагрузку несут единицы.
Но как бы все ни было, время не стоит на месте, информационные технологии стремительно меняются. Мы видим журналистскую работу, видим результаты этой работы. Да, властям не все нравится, но мы должны делать свое дело.

Роберт Кулумбегов, директор ГТРК «ИР»:
Прежде всего, надо отметить важность средств массовой информации не только для государства, но и для любого народа и нации. СМИ подразделяются на независимые и государственные. Государственные средства массовой информации должны обеспечивать интересы государства, власти, показывать положительные тенденции, доносить до нас планы государства, перспективы развития государства и реализовать его национальные проекты и планы.
К сожалению, не всегда взаимодействие носит желаемый характер, порой власть требует от СМИ больше, чем они могут сделать в профессиональной деятельности. Иногда власть хочет, чтобы успехи приукрашивались, а некоторые недостатки замалчивались, но это естественные процессы, так было во все времена и во всех странах. Нормальные взаимоотношения власти и СМИ в Южной Осетии только на стадии развития, здесь есть свои шероховатости, свои особенности. Над этим надо работать с учетом интересов как самой власти, так и средств массовой информации. Взаимодействие должно быть на уровне понимания проблем и носить доброжелательный характер.
Надо еще отметить, что не всякий чиновник олицетворяет власть, так что трения, которые иногда бывают с отдельными чиновниками у представителей средств массовой информации, не означают трения с властью в нашей Республике вообще.

Залина Цховребова, редактор газеты «Южная Осетия»:
К сожалению, события последних дней заставили нас вновь вспомнить времена войны. 20 мая 1992 года, 8 августа 2008 года… Только с этими датами можно сопоставить то, что произошло на ТрансКАМе. И здесь невольно наши мысли перекрещиваются с ролью СМИ в этой ситуации. Все работали слаженно - и медики, и спасатели. Особая благодарность российским военнослужащим, которые, как нам стало известно, первыми пришли на помощь. Но я считаю, что некоторые представители СМИ, у которых намного больше оперативных возможностей, чем у нас в газете, опоздали, допустим, с информацией о фамилиях погибших. Можно было просто зачитать список, потому что люди, собравшиеся перед больницей, прежде всего ждали информации. То есть информация по-прежнему является самым востребованным продуктом в нашем обществе. От нашей каждодневной работы, оперативности, честности, принципиальности часто зависит формирование общественного мнения, ритм жизни нашего общества. К сожалению, нам приходится работать в непростых условиях.
Я считаю, что каждый руководитель и каждый, кто считает себя журналистом, должен прежде всего думать об интересах общества, тогда мы все будем жить и работать лучше. Что касается нашей профессиональной деятельности во взаимодействии с властью, я хочу отметить, что лишь отдельные чиновники у нас не боятся давать информацию и не боятся того, что журналисты о них скажут плохо или хорошо. Если ты работаешь хорошо, то чего тебе опасаться журналиста? Если ты честен перед своей совестью, перед своим коллективом, то ты всегда открыт для СМИ. Однако некоторые чиновники по-прежнему как огня боятся давать информацию журналисту. Хотя не раз первые руководители нашей страны говорили о том, что чиновник обязан дать информацию журналисту в тот момент, когда журналист этого попросит. Недавно у нас была совершенно невинная информация. Большинство рядовых читателей, я уверена, ее и не заметили. Там было сказано о том, что некое должностное лицо на детской игровой площадке строит гараж, и что этого делать не следует. Я была буквально шокирована, когда дело дошло чуть ли не до шантажа. Это, скажем так, должностное лицо пошло на открытый шантаж меня, главного редактора. Сейчас эта ситуация урегулирована, но сам факт имел место.
Что касается позитивного реагирования на критику, в одной из недавних передач по местному телевидению затрагивалась тема, что в советское время была добрая традиция реагирования чиновников, прежде всего исполнительной власти, на критические статьи. У нас сегодня есть, довольно актуальные, на мой взгляд, колонки, где помещаются критические статьи. И в этих рубриках мы стараемся говорить о проблемах маленького человека. К сожаленью, эти проблемы не всегда удается даже через газету решить. У нас есть специальный отдел, взаимодействующий между общественностью и чиновниками. Этот отдел каждую критическую заметку, опубликованную в газете, отсылает тем министерствам и ведомствам, которых касается решение этой проблемы. Более того, мои сотрудники по три раза посылают эти письма и напоминают этим чиновникам. Но если брать какое-то процентное соотношение, то лишь около 50 % чиновников считают своим долгом реагировать на эти критические заметки. Но есть и факты, когда нам удавалось влиять на судьбы людей и решать их проблемы. Был поднят, например, нашим сотрудником Сосланом Тигиевым вопрос пожилой женщины, которая нуждалась в лечении. Мы использовали все возможные рычаги и решили ее проблему. И такие факты есть. Такое взаимодействие с властью я считаю позитивным.