Валерий Гобозов. Последнее интервью

вт, 24/01/2012 - 16:30

Общественность Южной Осетии проводила сегодня в последний путь Валерия Леонтьевича Гобозова.

Личность Валерия Леонтьевича Гобозова в особом представлении не нуждается, слишком уж заметен и ощутим его вклад в современную осетинскую литературу и журналистику. Поэт, прозаик, публицист, кандидат филологических наук, заведующий кафедрой журналистики ЮОГУ — несмотря на такой солидный перечень званий и достигнутые успехи, он всегда оставался человеком простым и скромным, избегающим всякого повышенного внимания к себе и своим заслугам. Плодотворная творческая деятельность Валерия Леонтьевича наряду с литературой распространяется и на сферу журналистики, развитие местных средств массовой информации, в разное время он возглавлял республиканские газеты: был главным редактором «Южной Осетии» и «Хурзæрин». Публикуем его последнее интервью газете «Республика».

– Писать стихи я начал довольно рано, еще во время учебы в школе. Стихотворений того периода у меня было мало, писал я урывками, время от времени. Окружающие о моем увлечении поэзией не догадывались, я практически никого не посвящал в мысли о творчестве, никому своих стихов не показывал.

О том, что я пишу стихи, всем стало известно, уже когда я стал студентом ЮОГПИ. В то время в нашем институте по инициативе группы творческой молодежи периодически выпускалась специальная стенгазета, редактором которой был студент — сейчас известный всем нам Мелитон Казиты. Тогда многие наши ровесники всерьёз были увлечены творчеством. В те годы максимально популяризовалась осетинская литература в среде молодежи и, в частности, среди студенчества. В числе прочих, в студенческой стенгазете регулярно находили место и мои стихи. Но широкая аудитория познакомилась с моим творчеством гораздо позднее, когда я стал публиковаться на страницах местных газет: «Советон Ирыстон» и «Дзау», а позднее и в журнале «Фидиуæг». К началу 80-х годов у меня накопилось внушительное количество поэтических произведений, которые и привели к мысли о выпуске поэтического сборника. В 1989 году вышла моя книга «Арвæрдыны дидинæг». Останавливаться на этом я, конечно, не собирался, в 1990 году сдал в издательство «Ирыстон» материал для еще одного сборника «Рæстæджы фурдтæ», но, к сожалению, он так и не увидел свет. Началась война, в республике периодически происходили боевые действия, на фоне всеобщей разрухи хаос наблюдался во всех без исключения сферах нашей жизни, сошло на нет и книжное издательство. Веяние времени отразилось и на моих поэтических мыслях: стихи, наполненные чувствами и ощущениями от радостей жизни, любви, дружбы, стали меняться на строки, наполненные глубоким трагизмом и болью моего народа. В этот период под тяжелым впечатлением от страшных человеческих потерь я написал много стихов-посвящений не только безвременно и трагически ушедшим в мир иной отважным представителям нашего народа, но и людям, гражданская позиция которых, их ежедневная деятельность, сравнимы с великим Подвигом. Сборник, в который вошли стихотворения тех лет, своего «рождения» ждал довольно долго — книга «Сагъæс Ирыстоныл» увидела свет лишь в 2007 году.

– Валерий Леонтьевич, в деле развития литературы и языка в целом не последняя роль отведена появлению новых имен, творчество которых способствует популяризации каждого отдельно взятого жанра. Сегодня мы наблюдаем практически полное отсутствие интереса к осетинской художественной литературе со стороны молодого поколения, и в этой ситуации, согласитесь, о развитии нашей литературы не может быть и речи. Почему мы оказались в столь критическом положении и можно ли с помощью каких-то конкретных мер сделать так, чтобы молодежь, наконец, повернулась лицом к родной литературе?

– Это не только боль нашей интеллигенции, можно сказать, что эта трагедия целого народа. Мы задумываемся об этом постоянно, но изменить ситуацию никто не в силах на сегодняшний день. Национальная литература, поэзия не может рождаться под воздействием кого-либо, новые имена вливаются в неё исключительно по личному призванию, по зову души и сердца. Веяния сегодняшней реальности не лучшим образом отразились на современной молодежи, изменились приоритеты, среди которых главенствующее место отведено материальному достатку и благополучию. Не может быть, и никто из нас не верит, что среди молодого поколения напрочь отсутствуют таланты, но, на мой взгляд, никто из них не хочет связывать судьбу с творчеством, которое не приносит существенной прибыли. Такая же ситуация наблюдается и в сфере культуры и науки. Сегодня можно услышать разговоры о том, что нет должного внимания со стороны государства к науке, литературе и языку в целом. Но мы должны понять одно — наши проблемы в развитии названных направлений не могут разрешить только финансовые вливания, хотя финансовое стимулирование важно. Интерес молодого поколения к осетинской литературе должен подстёгиваться не только материальным благом, он должен прививаться с самого рождения семьей и обществом. Вообще, под влиянием времени упадок творчества наблюдается не только у нас, в Южной Осетии, но и по всей России. Сегодня ситуация стала меняться. За последние два года серьезно активизировалась работа в направлении книжного издательства. Почти 20 лет наша творческая интеллигенция не имела возможности доносить до широкой аудитории свои произведения и научные труды. Результаты наших трудов годами пылились на полках и в ящиках письменных столов. Книги, которые выходили в тот период, издавались чаще, за редким исключением, на средства самих авторов. Сейчас многое меняется, руководство повернулось лицом к нашим проблемам, и, как результат, появились предпосылки для развития литературы. И здесь нашей молодежи пора, наконец, заявить о своих позициях.

– Главной кузницей кадров всегда считался местный вуз, наш государственный университет. Практически вся наша творческая интеллигенция в свое время получила образование именно в стенах ЮОГУ (ЮОГПИ). Сегодня университет переживает не лучшие времена. Как можно объяснить падение престижа образования и можно ли, исходя из сегодняшних реалий, изменить ситуацию?

– В сложившейся ситуации крайне трудно указать конкретных виновников, гораздо легче обозначить причины, почему мы пришли к сегодняшнему положению. Многие сегодня пытаются переложить ответственность и на профессорско-преподавательский состав университета, но, на мой взгляд, это крайне ошибочно. В нашем вузе достаточно квалифицированных преподавателей и все они подходят к своей работе крайне ответственно, работа со студентами ведётся, причём не только в плане обучения, мы проводим с ними беседы на различные темы воспитательного характера. И ректор, и проректоры, и весь преподавательский состав постоянно поднимают вопросы, касающиеся подхода к обучению и поведения перед студентами, но все это не приносит желаемых результатов. Если молодой человек не имеет серьезных намерений учиться, если он придумывает всякие причины, чтобы не посещать занятия, то каким образом его можно заставить это сделать? Единственный выход — отчислить его. И тогда ему прямая дорога куда? На улицу, в какую-либо сомнительную компанию. Преподавателям приходится задумываться обо всех этих последствиях и искать другие решения. Свою роль в том, что позиции ЮОГУ заметно пошатнулись, сыграло и то, что очень много молодых людей выезжает на обучение за пределы республики. Большинство лучших выпускников школ ежегодно уезжает учиться в различные регионы России, тогда как раньше они оставались здесь. На этот вопрос, обернувшийся для нас проблемами, обратило внимание и руководство Республики. Будем надеяться, что порядок в распределении лимитов все же будет наведён. Что касается уровня подготовки специалистов, которых ежегодно выпускает ЮОГУ, то в этом вопросе тоже много нюансов. Я не буду говорить об уровне обучения на других факультетах, но то, что на факультете журналистики студенты получают все необходимые теоретические знания, — не вызывает у меня сомнений. Ежегодно мы выпускаем определенное количество готовых специалистов, из которых лишь единицы находят себя в профессии. Но если посмотреть, сколько из наших выпускников сегодня работает в СМИ республики, причем, в основном успешно, можно сказать, что факультет со своей задачей по подготовке кадров в целом справляется. Хотя стремиться всегда нужно к большему.

– Валерий Леонтьевич, Вы посвятили не один год журналистской деятельности, долгие годы работали в печатных СМИ нашей Республики. Каковы, на Ваш взгляд, первоочередные требования, необходимые для дальнейшего развития творчества журналистов и профессионального роста югоосетинских СМИ?

– Несомненно, наши газеты за последнее время достигли достаточно высокого уровня, хотя даже в самые трудные военные времена они всегда старались и умели держать планку. Сегодня развитию местных печатных СМИ способствуют многие факторы. Во всех трёх газетах работает достаточное количество высокопрофессиональных кадров, вдобавок, за последнее время ощутимо увеличилось материальное обеспечение редакций и, в частности, журналистов. Единственное, хотелось бы видеть на страницах местных газет побольше критических материалов, причём критики здоровой и объективной. В этом вопросе мне очень импонируют материалы вашей газеты «Республика». Очень важно при публикации критических материалах стараться удерживать правильный баланс, ведь общество, государство не может развиваться без здоровой, объективной критики, иначе, замалчивая собственные проблемы, нам крайне трудно будет двигаться вперёд. То же самое хочется сказать и о работе местного телеканала. С большим интересом всегда смотрел сам и слышал множество положительных отзывов о передачах журналиста Коста Кошты. Несомненно, указывать на ошибки ряда чиновников нужно, а если после освещения проблемы журналистами еще и принимаются меры по устранению причин, вызывающих критику, — это уже маленькая победа. Конечно, похвально, что местное ТВ старается разнообразить сетку вещания, появилось много новых передач, но среди них непременно должны быть передачи на злобу дня, проблемные репортажи, отвечающие на вопросы, волнующие наше общество. Ну и, конечно, увеличение передач, касающихся культуры Осетии, обычаев и истории.

– Ваше творчество помимо жанров поэзии, прозы и публицистики также распространяется и на осуществление переводов отдельных произведений русской и зарубежной литературы. И это, на первый взгляд, не менее сложно, чем выступать в роли автора, ведь тут важно уметь сохранить стиль оригинала, не нарушить течение мысли автора…

– Мне удалось перевести на осетинский язык поэмы Пушкина «Бахчисарайский фонтан», «Медный всадник», уже готов к изданию и перевод поэмы «Борис Годунов». Кроме этого, я перевел и некоторые произведения Лермонтова, Евгения Баратынского, Ивана Бунина и т. д., занимаюсь также переводом драматургических произведений для нашего театра. К сожалению, произведения, переведенные на осетинский язык, не пользуются особой популярностью и востребованностью, люди не до конца понимают их значимость, мол, зачем читать произведения в переводе, если легче воспринимается оригинал? Но это ошибочные суждения — в первую очередь, переводы нужны для обогащения нашей родной литературы, к тому же, на мой взгляд, читать их не менее интересно.

– Валерий Леонтьевич, долгое время Вы серьезно занимались и игрой в шашки, даже становились чемпионом ГССР по этому интеллектуальному виду спорта. Для Вас это по-прежнему профессиональное занятие или просто увлечение?

– Сегодня я играю в шашки от случая к случаю, но раньше это было для меня очень серьезным увлечением, которое трудно назвать профессиональным занятием. Дело в том, что я никогда не занимался с тренером, это была всего лишь работа над собой. Должен сказать, что и раньше, в советское время, к интеллектуальным видам спорта в Южной Осетии никогда не было должного внимания, турниры проводились раз в три года, в лучшем случае, раз в год. А чтобы добиться серьезных результатов в шашках или шахматах, нужна постоянная работа над собой. Тем не менее, несмотря на то, что я фактически был предоставлен сам себе, мне удавалось занимать призовые места на Всесоюзных турнирах, три раза выходил в полуфинал командного чемпионата СССР, семь раз занимал второе место в чемпионате Грузии, а в 1976 году стал чемпионом ГССР, выиграл Кубок. Следует отметить, что в Советское время в Грузии к осетинам было недружелюбное отношение, во время соревнований мы сталкивались со многими препятствиями, вплоть до изменения регламента в случае предпосылок для нашей победы, подстраиваемые для того, чтобы не допустить победы участника осетинской национальности. Так что, успехи во многом достигались вопреки всему. Сегодня я играю в шашки не так часто, как хотелось бы. Иногда на республиканских турнирах выступаю в роли судьи. И, безусловно, хочется, чтобы этот вид спорта у нас развивался, находил больше почитателей.

Рада Дзагоева
Юго-осетинская газета «Республика»