Андрей Тедеев: Брейк-данс это не просто танец – это образ жизни, это философия

вт, 12/08/2014 - 09:39

Брейк-данс или би-боинг – уличная субкультура, не чуждая югоосетинской молодежи, как и молодежи во всем мире. В Южной Осетии различные местные брейк-данс группы радовали публику своими зрелищными выступлениями даже в тяжелые девяностые и в начале нулевых.

Сегодня брейк-данс в Цхинвале представлен лишь одной командой – группой «Арс», которая тренируется в стенах Дворца детского творчества. С ребятами уже много лет занимается руководитель коллектива Андрей Тедеев. В интервью ИА «Рес» он рассказал о первых шагах в брейк-дансе и особенностях работы в этом стиле танца.

- Сколько себя помню, любил танцевать современные танцы, а брейк-дансом серьезно начал заниматься в 16 лет. Работал дома самостоятельно – в то время не было кружков и секций. Уже в 11 классе появились друзья, нас было пятеро и мы стали вместе проводить тренировки.
С учениками начал работать много позже, примерно 1994 году – это было тяжелое послевоенное время. С тех пор работаю практически без остановок. Сложно было найти помещение для занятий, это могло быть любое невообразимое место – здание, где располагался спецназ, телевидение, пекарня, в залах детских садов, школы-интернат …

- Вы платили за аренду или искали помещения, за которые платить не надо?

- Всегда старались найти помещение бесплатно, потому что денег не было - дети не оплачивали занятия. Да и не взял бы я деньги у детишек… Не взял бы даже из-за арендной платы.

- Сейчас Вы работаете в собственном зале в одном из самых уютных и красивых учреждений Республики. Сколько лет Вы здесь учите детей азам брейк-данса?

- Уже 12 лет. Во время августовских событий 2008 года здание получило сильные повреждения, а после несколько лет велись ремонтные работы. Но мы все это время не прекращали заниматься любимым делом – тренировались в здании школы-интернат, в школе №3, потом пришлось сделать перерыв и, наконец, когда Дворец детского творчества был восстановлен, вернулись сюда.

-Сколько учеников занимается в группе?

- Есть основная группа, так сказать костяк из шести человек – они постарше, есть дети разных возрастных групп - примерно 35 учеников. В группе восемь девочек.
Мальчики и девочки пока выступают отдельно, потому что ребята по уровню подготовки выше. Сейчас уже пытаюсь потихоньку их смешивать, готовить совместные номера.

- Как часто Ваши воспитанники выступают здесь в Республике и насколько часты выезды за ее пределы?

- За пределами Южной Осетии мы выступаем гораздо чаще, чем здесь. Мои ребята становились победителями международных и всероссийских фестивалей, у нас 28 дипломов. И только один из них за третье место, все остальные за первые места, и все эти достижения в течение 7 лет работы. Здесь, за редким исключением, выступаем лишь во время выпускных балов. Обидно, что привозят артистов из других республик, а я бы не сказал, что они подготовлены лучше нас. На самом деле многие, в том числе и работники сферы культуры не знают, что есть цхинвальские ребята занимающиеся брейк-дансом.

-Какие дети в основном к тебе приходят? Какие дети тянутся к хип-хоп культуре?

- Дети совершенно разные, есть так называемые «трудные дети», я бы даже сказал - настолько «трудные», что состоят на учете в детской комнате милиции, часто, многим из них грозит исключение из школы. Они приходят сами, их не приводят родители. Родители обычно приводят самых маленьких, которым шесть-семь лет. У меня тренировался даже пятилетний мальчик, но он не осилил нагрузку и ушел, сейчас занимается национальными танцами здесь же во дворце. Самому старшему из моих ребят – 23 года.
Они приходят с улицы – 80% из них бывают физически слабы, и не в состоянии выполнять даже простые движения. Работают они у меня усиленно, по определенной системе и сразу набирают силу. Тренировки ежедневные и включают полтора часа нагрузок брейк-данса, и полчаса - физические нагрузки. Девочки тренируются по такой же системе. Если готовимся к выступлению, то тренируемся по несколько часов подряд.

- Вы не сотрудничаете с Отделом по предупреждению и пресечению правонарушений среди несовершеннолетних ГУВД города Цхинвал?

- Иногда приходится проводить совместную воспитательную работу. Хочу отметить, что это не просто секция, не просто танцы – мы как одна семья. У нас очень тесное общение. Они делятся со мной своими проблемами. Зачастую детей больше привлекает общение, а не только танцы. Они мне приносят из школы свои оценки и если оценки говорят о невысокой успеваемости, мы ставим цель к следующему семестру эти оценки исправить. В противном случае на занятия я его больше не допущу. И вы знаете, они стараются учиться. Приходя на танцы, многие уже уделяют мало времени учебе в школе, но меня это не устраивает. Тесно общаюсь также и с родителями, иногда приходится общаться и со школьными преподавателями.

- Ребята выполняют какие-то особые упражнения?

- Да, действительно, есть некоторые особые упражнения, многие из них я выработал сам в ходе работы. Можно скачать различные программы из Интернета, но они в основном для профессионалов или хорошо подготовленных людей, а моим ученикам их пока тяжело выполнять - человек должен танцевать примерно 10 лет усиленно, чтобы осилить их. Система моих упражнений в игровом виде, чтобы маленьким было интересно заниматься. Если посмотреть со стороны, то вроде бы игра, но нагрузка там большая. Тренируются все вместе, в одном зале не все помещаются, но мы пытаемся как-то планировать работу таким образом, чтобы все успевать.

- Что положительного дает эта музыка, эта культура «трудным» детям?

-- Я бы сказал много положительного. Трудный ребенок он трудновоспитуем, у него свое мнение и ему кажется, что оно единственно правильное, но когда он приходит на занятия он видит совершенно другой образ жизни, другую философию. Он начинает мыслить по иному, уже воспринимает точку зрения другого человека. Во вторых – та же физическая подготовка, в третьих – приобщение к искусству. Большинство людей относятся к брейк-дансу несерьезно, на самом деле здесь невероятно трудные упражнения, требуется колоссальная сила воли, многочасовые тренировки, чтобы это все выполнить. Есть элементы, которые даже за восемь месяцев тяжело даются и профессионалам. Это безумно красивый танец. Ученики постарше начинают искать эту музыку, приносят аудио- и видеозаписи. Кстати, для младших совместные тренировки со старшими - дополнительный стимул стараться лучше работать. Они видят, что старшие лучше и стремятся достичь их уровня.
Брейк-данс - это не просто танец, это образ жизни, это философия. Дети приобщаются к ней, они впитывают эту культуру. Надо начинать работу по популяризации этого направления тоже, тогда мы сможем очень много молодежи «забрать у улицы». Необходимо проводить работу и через СМИ.

- Как известно, для выездов за пределы нужны финансовые средства, а государственные образовательные учреждения не всегда могут профинансировать эти поездки. Как обстоит дело со спонсорской помощью?

- Руководство Дворца помогает, но если в силу каких-то причин не может этого сделать, то я обращаюсь за помощью. Нам помогают, но редко, нет систематизированной поддержки. Есть еще такая особенность – турниры по брейк-дансу или баттлы, как мы их сами называем, проходят в основном неофициально. Так как Дворец официальное учреждение, то без соответствующим образом оформленных документов нам не могут выдать денег. Даже чемпионат мира проводится негосударственными организациями. Мало того, на крупные чемпионаты государственное телевидение не пускают, чтобы зритель не смотрел по ТВ и ходил на живые выступления. Но как в других республиках – спонсорской помощи у нас нет, а без спонсоров действительно тяжело.

- Что вам даст эта помощь?

- Во-первых, мы гораздо чаще будем выезжать на турниры. На них часто дают мастер-классы знаменитые би-бои, а это, как известно, ни с чем не сравнимый для нас опыт. Иногда приходится самим собирать для выездов. Сейчас уже можно и маленьких забирать, чтобы они могли просто хотя бы посмотреть – это будет очень большим стимулом, иногда нам помогают и родители. Оборудованием и необходимой техникой мы обеспечены, средства нужны именно для выездов на соревнования и мастер-классы. Наличие финансирования давало бы нам возможность приглашать би-боев сюда.

- С другими брейк-данс группами и би-боями у вас налажена связь? Вы сотрудничаете?

- Тесно общаемся только с танцорами из Северной Осетии, но есть контакты и по Северному Кавказу. Можно сделать совместный концерт, надо еще для девочек подготовить несколько танцев и для ребят тоже и все, мы готовы. Еще пару исполнителей песен добавить и концерт готов.
Если бы была поддержка от соответствующих структур, я бы сделал мощную организацию, мощную хореографическую школу, но для этого нужны штаты, преподаватели, большое помещение, а в идеале - небольшая зарплата для танцоров, это их будет дисциплинировать, а сейчас они могут периодически пропускать занятия, и ничего с этим не поделаешь.

- Кроме коллектива «Арс» есть группы занимающиеся брейк-дансом? Ведь нужна здоровая конкуренция для развития, и опять же это дополнительный стимул.

- Недавно мой ученик создал свою собственную группу и начал работать здесь же во дворце, но у него только маленькие дети с четвертого по шестой класс.
Да, я мечтаю о том, чтобы у нас в Республике было несколько хороших сильных команд, они будут конкурировать, и стремиться быть лучше и лучше.
В каком-то смысле это неблагодарная работа. Мне повезло – меня приютил дворец и создал условия для работы. Мало кто будет работать за «спасибо», у многих, кто мог бы этим заняться, уже есть семьи, есть дети. При наличии небольшой поддержки, я уверен, появились бы и другие группы.
Хочу поблагодарить руководство Дворца за создание условий для детей. После капремонта была проведена колоссальная работа: сейчас здесь необыкновенно красиво и уютно.