Геноцид Южной Осетии в 1920 году: история и выводы

ср, 20/06/2018 - 13:16
VKontakte
Odnoklassniki
Google+

Ежегодно в Южной Осетии в июне отмечают годовщину трагических событий, навсегда оставшихся в памяти народной.
Речь идет о геноциде 1920 года, основные события которого развернулись именно в июне, начиная с 12 числа, когда началось массированное наступление грузинской национальной гвардии на Цхинвал. С 17 июня отмечается повсеместное сожжение сел, а 20 июня была проведена показательная казнь 13 осетинских коммунаров. Фактически тогда Грузии под руководством Ноя Жордания удалось реализовать план «Чистое поле», который потом безуспешно попытались повторить Звиад Гамсахурдиа, Эдуард Шеварнадзе и Михаил Саакашвили.
Кровавым июнь месяц для Южной Осетии стал и в 1992 году. После Зарского расстрела и принятия Акта независимости РЮО грузинские власти сделали ставку на максимально быстрое уничтожение государства южных осетин по аналогии с событиями 1920 года. В Тбилиси рассчитывали, что Россия, находившаяся в состоянии внутреннего хаоса, не вмешается, как и в 1920 году, вольно или невольно дав карт-бланш на завершение этнических чисток в Южной Осетии.
5 июня 1992 года начался штурм г. Цхинвала и окрестных сел. 7 июня после ожесточенных боев было взято и сожжено село Прис, предпринят очередной штурм Цхинвала. В этот день была окружена на боевом посту у въезда в город и геройски погибла группа сотрудников ОМОН Южной Осетии - Зураб Губаев, Стасик Габараев, Геннадий Джабиев, Юрий Кожухов, Александр Михайленко, Гришик Санакоев. Под натиском многократно превосходящего в людях и технике противника бойцы ОМОН были вынуждены оставить позиции. Высота у поста ГАИ, так называемый ТЭК, носит стратегический характер для обороны Цхинвала. Находясь на восточной возвышенности, с нее открывается широкая панорама на весь Цхинвал. Даже одно артиллерийское орудие, размещенное здесь, способно существенно затруднить передвижение по городским улицам, а если учесть, что на этой высоте были сосредоточены десятки единиц бронетехники и артиллерии, нетрудно представить, в каком положении оказались защитники и жители столицы Южной Осетии. Напротив основных городских улиц, идущих с востока на запад, были установлены снайперские точки и пулеметы, которые простреливали весь город. Под обстрелом оказались правительственные здания, больница, станция «Скорой помощи», хлебопекарня и другие стратегические объекты.
Сложилась критическая ситуация. 13 июня отряды самообороны предприняли попытку отбить ТЭК, но попали в засаду. Погибло шесть человек. В свою очередь, попытки грузинских подразделений войти в левобережную часть города также были отбиты. Грузинское командование предъявило населению Цхинвала ультиматум, требуя до 20 июня сдать оружие и покинуть город, в противном случае угрожая разрушить Цхинвал и уничтожить население.
Дата была названа не случайно - 23-24 июня должны были пройти переговоры в Дагомысе с участием президента России Бориса Ельцина, Эдуарда Шеварднадзе, а также представителей руководства Южной и Северной Осетии с целью урегулирования конфликта. В преддверии этой встречи был предпринят новый штурм города, сопровождаемый массированными артиллерийскими обстрелами, однако грузинские войска вновь были с потерями отброшены назад. Попытки взять город имели место и после заключения Дагомысских соглашений, в целом же бои за Цхинвал продолжались вплоть до самого ввода миротворческих сил.
Здесь нужно отметить и ту положительную роль, которую в разгар боев сыграли тогдашний вице-президент России Александр Руцкой и Верховный Совет РФ, которые, воспользовавшись визитом Бориса Ельцина в США 15 июня, вмешались в ситуацию. Руцкой, позвонив Шеварнадзе, пригрозил нанести авиаудары по Тбилиси. Шеварднадзе в ответ обратился 20 июня в ООН с жалобой на «агрессию» и «имперские притязания» России, а также заодно поспешил позвонить с кляузой своему бывшему коллеге по Политбюро Борису Ельцину с претензиями на Руцкого и российских генералов.
Тем не менее, несмотря на всю противоречивость политики Ельцина, его действия все же отличаются от голословных заявлений советских вождей в июне 1920 года, самоустранившихся от трагедии Южной Осетии, хотя недвусмысленное жесткое предупреждение в адрес меньшевистских властей и тогда могло стать сдерживающим моментом.
Весьма важную роль в определении окончательной позиции руководства РФ в 1992 году сыграли процессы, развернувшиеся в Северной Осетии и сопровождавшиеся митингами, захватами оружия и боевой техники со складов. Стало ясно, что сдача Южной Осетии не пройдет без последствий для ситуации на Северном Кавказе. Для тогдашних российских верхов, по всей видимости, это обстоятельство стало решающим фактором, подтолкнувшим Ельцина оказать давление на «Белого лиса». В результате, 24 июня в Дагомысе Ельциным и Шеварднадзе было подписано Соглашение «О принципах мирного урегулирования грузино-осетинского конфликта».
Документ предусматривал размещение в зоне конфликта Смешанных миротворческих сил, состоящих из российского, грузинского и осетинского батальонов. Но во всем этом раскладе, пожалуй, решающую роль сыграли защитники Южной Осетии. Если бы грузинским войскам удалось так же быстро решить «вопрос», как в 1920 году, безусловно, остальные факторы попросту не успели бы сыграть свою роль. К сожалению, в июне 20-го года ситуация оказалась куда более невыгодной для южных осетин, подвергшихся тотальному геноциду. Правительство Грузии перед вторжением в Южную Осетию выпустило обращение «К грузинским воинам - защитникам родного очага», где призывало «не щадить изменников, ядовитых змей с их детенышами, которые должны быть уничтожены. Этого требует благоденствие грузинского народа. Твердая воля всего грузинского народа и непреклонное решение его правительства - железной метлой очистить и вымести гнезда измены и раскаленным железом удалить с нашего национального тела гнойники и нарывы, которые угрожают всему организму отравлением и гибелью».
Как писал один из грузинских коммунистов Махарадзе, «они не делали различия между старыми и молодыми, женщинами и мужчинами, вооруженными и безоружными. Грузинские палачи вели себя как звери и дикари. Они убивали всех без разбора, разрушали, жгли все на своем пути. В результате почти трехнедельного истребления, убийств, разрушения и пожаров вся Осетия опустела».
Картину уничтожения Южной Осетии в своих дневниках с пафосом описывал и главный палач южных осетин Валико Джугели: «Всюду вокруг нас горят осетинские деревни... В интересах борющегося рабочего класса, в интересах грядущего социализма мы будем жестоки. Да, будем. Я со спокойной душой и чистой совестью смотрю на пепелище и клубы дыма... Я совершенно спокоен».
Дневники Джугели являются одним из множества доказательств того, что организатором геноцида южных осетин выступало грузинское государство. Этнические чистки проводились под руководством правительства Грузинской демократической республики силами Национальной гвардии под командованием Валико Джугели. На государственном уровне была создана комиссия по заселению Южной Осетии грузинами из различных районов Грузии.
На сегодняшний день официально заявляется о более 5 тысячах погибших в результате геноцида жителей Южной Осетии, но эта цифра за последние годы подвергается сомнению. Так, в ходе одной из научных конференций, посвященных вопросу геноцида, старший научный сотрудник ЮОНИИ Коста Дзугаев привел дополнительные факты, которые свидетельствуют о том, что погибших было гораздо больше. «Информации очень мало, и она целенаправленно искажалась идеологической цензурой Советской власти, что было на руку Грузии, которая была заинтересована в замалчивании и преуменьшении наших потерь. Убитых тогда было заведомо в несколько раз больше. Очень скупо упоминается о трагедии, которая произошла с повстанцами и их семьями в Егровских лесах Знаурского района. Единственное упоминание содержится в телеграмме, которую послали в Москву с криком о помощи. А там, в Егровских лесах, скрывалось до 15 тысяч человек, и почти все они были уничтожены. Но об этом в советской историографии не говорится. И такие факты надо восстанавливать», - отмечает Коста Дзугаев.
Еще одним доказательством масштаба людских потерь можно считать статистические данные по численности населения Южной Осетии до и после геноцида 1920 года.
К примеру, в 1917 году численность осетин в Южной Осетии составляла 79 тысяч 884 человека, грузин – 15 тысяч 867.
По результатам переписи на 1923 год численность населения Юго-Осетинской автономной области составила 53 тысяч осетин и 33 тысячи грузин.
То есть, за этот период численность южных осетин сократилось более чем на 24 тысяч человек или же на треть.
К сожалению, геноцид 1920 года до сих пор не признан другими странами. Кроме того, большинство грузинских деятелей, причастных к уничтожению тысяч мирных жителей Южной Осетии, остались безнаказанными, лишь только часть мелких исполнителей удалось привлечь к ответственности. Для сравнения, после армянского геноцида 1915 года, армяне, несмотря на сложную для них международную ситуацию, устроили настоящую вендетту организаторам и главным исполнителям кровавой резни. Группой мстителей сперва был составлен список высокопоставленных турецких чиновников и военных, затем последовал суд скорый и правый - 16 марта 1921 года в Берлине Согомоном Тейлеряном был застрелен Талаат-паша.
В 1922 году в Туркестане красным командиром Акопом Мелкумовым убит Энвер-паша. 25 июня 1922 года армянские мстители Степан Цахикян и Петрос Тер-Погосян пристрелили в Тифлисе Джемаля-пашу. 5 декабря 1921 года оказался последним днем и для бывшего премьер-министра Турции Саид Халим-паши, убитого в Берлине Аршавиром Широкяном. Наказание настигло и бывшего начальника спецкомиссии по организации резни армян Шекир-бея, казненного мстителями 17 апреля 1922 года. Всего за три года были казнены все организаторы геноцида. Попутно были ликвидированы еще несколько тысяч участников резни более низкого ранга.
Принципиально иной является и политика армян по всему миру в отношении признания геноцида. В результате планомерных целенаправленных усилий на протяжении десятков лет на сегодня геноцид армян признан парламентами примерно 20 государств, в числе которых Уругвай, Россия, Франция, Литва, Италия, Австрия, Чили, Греция, Аргентина, Бельгия, Швейцария, Канада, Польша, а также 46 из 50 штатов США. Кроме того, ответственность Турции признали Совет Европы и Европарламент.
Примечательно, что действия Армении и армянских диаспор в вопросе признания геноцида имеют согласованный характер. Главной движущей силой в решении армянского вопроса являются комиссии «Ай Дата» (в переводе с армянского «Армянский суд»), созданные Армянской революционной федерацией Дашнакцутюн (АРФД) в связи с 50-летием геноцида армян в Турции во всех общинах диаспоры. С тех пор комиссии «Ай Дата» работают по этой проблематике, став структурами, с помощью которых АРФД на международном уровне проводит политические работы по международному признанию прав армянского народа и поддержке Армении. Комиссия «Ай Дата» функционирует в Москве с 1990 г., сыграв значительную роль в признании геноцида армян Госдумой в 1995 г.
Важным моментом в процессе координации действий Армении и диаспор стала Всеармянская декларация, принятая в 2015 г. к 100-летию геноцида армян. В ней определены приоритеты действий по расширению признания геноцида армян и поставлен вопрос о компенсации ущерба за геноцид.
Для Южной Осетии, которая только в течение одного века подверглась нескольким этническим чисткам, такая национальная политика является примером для подражания. Необходимая законодательная база создана парламентом, организована также комиссия по мемориализации геноцида 1920 года, но на международный уровень вопрос геноцида южных осетин в 1920-м и 1989-2008 годах пока не вынесен. Между тем, если исходить из масштабов и численности населения, потери южных осетин в результате геноцида не менее чувствительны. Массовые убийства по этническому признаку, насильственная ассимиляция, создание невыносимых условий и принудительная депортация с формированием специальных государственных структур, занимавшихся этим вопросом - весь этот набор средств был применен к южным осетинам, в том числе в 1920 г.
Конечно, ресурсы РЮО и осетинских диаспор несопоставимы с возможностями Армении и армянских организаций, но правильная тактика вкупе с консолидированными действиями даст результат. Актуальным является и создание всеосетинской организации типа армянской «Ай Дата». Несмотря на политику США, поддерживающих Грузию, продвижение темы признания геноцида осетин на международной арене должно стать одной из главных задач Южной Осетии.
К тому же многие представители политических кругов западных стран не столь несведущи в истории грузино-осетинских взаимоотношений, как может показаться на первый взгляд. Достаточно привести в пример посла Франции в Грузии Эрик Фурнье, который занимал эту должность в 2007-2011 гг., да и сейчас имеет определенное отношение к грузинской политике.
В 2011 году, в ходе интервью грузинским СМИ, выведенный из себя назойливыми вопросами грузинских журналистов относительно событий 2008 года, Эрик Фурнье прямо заявил об ответственности Грузии за произошедшее.
«В Грузии ищут ответственность за войну не там, где ее нужно искать. Кто начал войну? Кто первым выстрелил в направлении Цхинвали? Вы не сможете заново написать историю и искать ответственность в другом месте, а не там, где она есть. Если копнуть немного глубже, то должны потребовать разъяснений у меньшевистской республики, которая в 1920 году истребила осетинское население, а не во Франции и другой стране…», - подчеркнул Фурнье.
Несомненно, подобной информированностью отличаются не только французские дипломаты. Другое дело широкие круги общественности европейских стран, которые черпают информацию из западных СМИ.
С учетом этого, важную роль в информировании общественности других стран может сыграть организация мероприятий в других странах, в том числе европейских, с участием осетинских общин в связи с трагическими датами в истории Осетии. Одной из них, в частности, является 20 июня - день расстрела 13 коммунаров, а также 12 июня, когда меньшевистскими войсками был взят город Цхинвал, после чего грузинские каратели организовали массовые убийства мирных жителей, детей, женщин и стариков.
За последние годы представители научных кругов Южной Осетии неоднократно высказывались за систематизацию работы по сохранению и распространению памяти о геноциде 1920 года. В частности, профессор Зоя Битарти предлагала ввести курс лекций для учащихся по событиям геноцида, используя для этого также произведения осетинских писателей. Созырыко Кулаев, Харитон Плиев, Арсен Коцоев, Георгий Бестаев и другие писатели создали целый ряд произведений на тему трагедии 1920 года, о которых сегодняшняя молодежь знает лишь поверхностно.
Еще одно предложение связано с использованием того массива информации, которое хранится в архивах Российской Федерации касательно геноцида осетин.
Здесь важно не затягивать с практической реализацией озвучиваемых предложений, дополняя их другими мероприятиями системного характера.

Мой мир
Вконтакте
Одноклассники
Google+
Pinterest