Бывших омоновцев не бывает. Из воспоминаний Эдуарда Цахилова

ср, 13/02/2019 - 15:32
VKontakte
Odnoklassniki
Google+

Южная Осетия, 1990-1991 годы. Город в постоянной осаде грузинских военизированных подразделений. Сотни жителей республики, пострадавших от рук врага. Это надо было остановить...

Тогда в Цхинвале работала одна структура – Республиканский отдел внутренних дел (РОВД), небольшой по численности, без необходимой техники и с малым количеством стрелкового оружия. Но милиционеры защищали свой народ от грузинской армии, как могли. Враг не отступал, а наоборот, с новыми силами нападал на мирный город.

Ежедневно обеспечивали безопасность жителей республики такие парни, как Вадим Газзаев, Феликс Джигкаев, Джемал Козаев, Эдуард Цахилов, Владимир Санакоев, Славик Джабиев и другие сотрудники РОВД.

Эдуард Цахилов вступил в ряды ОМОН в 23-летнем возрасте, и в этой структуре он проработал 27 лет. Только в 2017 году покинул пост, уйдя на заслуженный отдых.

Он рассказал корреспонденту ИА "Рес" о нелёгких буднях омоновцев, и о том, как служилось в отряде.

Легендарный командир легендарного ОМОНа

ОМОН был создан в трудное для республики время – в 1991 году.

Однажды сотрудник милиции Вадим Газзаев собрал соратников и сообщил об идее создать Отряд милиции особого назначения.

«Все до единого его поддержали. Те ребята, которые в далёком 1991 году присутствовали на этом, можно сказать, совещании, и стали сотрудниками ОМОН. Мы все доверяли Вадиму, потому что не сомневались в его профессионализме как командира. Он был высококлассным специалистом своего дела», - рассказывает Цахилов.

Так Вадим Газзаев стал основателем и первым командиром ОМОН.

На то время большую часть табельного оружия из Цхинвала под разными предлогами и в короткие сроки вывезли в Тбилиси. Поэтому осетинская милиция осталась с тем малым количеством оружия, которое группа ребят успела спрятать.

Место для дислокации омоновцы определили себе в бывшем пионерском лагере, расположенном на окраине города – в Дубовой роще. Там они и обосновались.

«Здания были старые. Немного подлатав дыры и сделав небольшой ремонт, мы обустроили несколько комнат: комнату для начальника, спальное помещение и место для отдыха. Так понемногу мы стали осваиваться на новом месте», - вспоминает Эдуард Цахилов.

В эти годы, по его рассказу, в районах республики постоянно орудовали грузинские бандформирования, и жителей надо было как-то спасать, чем и занялись омоновцы.
«Вадим сделал всё необходимое для налаженной работы. У нас был стационарный телефон, куда звонили жители и жаловались на преступления со стороны грузин: украли машину, украли ребенка, угнали скот. Череда преступлений не прекращалась, вместе с этим не прекращал звонить и наш телефон. Мы были в постоянной работе. Несмотря на то, что имели скудные запасы оружия, как-то умудрялись оказывать помощь населению», - рассказал бывший омоновец.

Два БТРа и 13 автоматов

Потом группе омоновцев подарили два бронетранспортёра. Они стали единственной техникой в отряде. Старый транспорт ребята кое-как собрали и довели до рабочего состояния.
«Как говорят: в бою все средства хороши. Появление у нас БТРов, хоть и старых, было счастьем. Техника была почти в нерабочем состоянии – на них не было даже башен. Но мы отремонтировали машины и стали по очереди патрулировать. Водителем одного из БТРов стал я, со мной сидел Вадим, на другом ездили Джемал Козаев и Аркадий Келехсаев. Другие ребята выполняли роли стрелка», – отметил Цахилов.
Выполняя свои функции по охране населения и наведению порядка, бойцы порой попадали в засаду грузинских бандформирований, но, по словам Цахилова, получали только ранения: «Им не удавалось кого-либо из нас убить».

Айва – ненавистный фрукт

В районах республики орудовали бандиты из Тбилиси, очень часто похищавшие людей.

Цахилов вспоминает, как к ним поступил звонок от жительницы села Хетагурово: она сообщила, что там украли ребёнка. Собрав группу, омоновцы пошли по следу похитителей.
«Нас было восемь бойцов, преследуя преступников, мы, сами того не понимая, слишком близко подошли к грузинской границе. Пошарив на местности, нашли дерево айвы и решили спрятаться под ним, чтобы ожидать каких-то признаков движения. Дежурили по очереди. Двое суток мы не сдвинулись с места. Так как нам нечего было есть, мы питались неспелой айвой. Фрукт был настолько твердым, что приходилось его бить о приклад автомата, чтобы он немного размягчился и мы смогли его разжевать. Так мы продержались в разведке почти 48 часов», - вспоминает Цахилов.

Он признался, что с того момента возненавидел айву.

Такие случаи, по словам омоновца, с ними случались часто, и вместо обычной еды в разведке им приходилось есть разные фрукты, листву деревьев, вкус которых они уже стали различать и выбирать для пищи. Иначе – умерли бы с голоду, - поясняет он.

Позднее ребёнка из Хетагурово, которого они украли, грузины обменяли на своих пленных в Южной Осетии.

Как жили омоновцы

Желающих пополнить ряды ОМОН было много, но дополнительных сотрудников руководство не набирало, потому что их нечем было вооружить. А то оружие, что было в отряде, распределено среди своих бойцов.
Как отмечает Цахилов, в ряды отряда милиции особого назначения тогда принимали только тех, кто имел собственное стрелковое оружие.

«У нас не хватало боеприпасов, оружия, и поэтому никого дополнительно не брали. Конечно, сотрудники нам были нужны. Но с чем бы мы потом отправили человека на поле боя, с голыми руками?» - говорит он.
Благодаря действиям руководства страны и отдельным командирам, через некоторое время ОМОНу наконец передадут оружие, и вот тогда в отряд наберут дополнительных бойцов.

«Из-за того, что нас было мало, мы практически не отдыхали, постоянно дежурили. В месяц один раз, может, два, были дома, и то – чтобы помыться и переодеться. Когда пришло пополнение, у нас появилось больше времени, мы стали отдыхать. Более того, с новыми бойцами ОМОН мы смогли охватывать больше районов и наводить там порядок», - делится Цахилов.

Работы у отряда значительно прибавилось, когда внутренние войска СССР, дислоцированные на территории Южной Осетии, в 1992 году покинули республику. Они оставили город на растерзание врагу. После этого началось обострение ситуации – грузины перешли в активное наступление на город.

«Помню в один из дней моего дежурства, глубокой ночью я слышал сильный шум техники. Не понимая, откуда он доносится, я связался по рации с другими районами, где у нас были заставы, но они тоже ничего не знали. Немного позже я догадался, откуда может исходить звук, и вместе с одним бойцом направился в сторону района Текстиль. На месте мы стали свидетелями того, как войска СССР, лишив наш народ последней надежды на защиту, покинула республику», - делится воспоминаниями он.

Сообщив об этом командиру Вадиму Газзаеву, бойцы хотели вернуться в казарму, но командир приказал им занять позиции и защищать въезд в город со стороны ТЭК. Так, по словам Цахилова, там образовался ещё один пост, охраняемый ОМОНом.

Однажды грузины обстреляли артиллерией базу ОМОНа в Дубовой роще и разрушили здание. Отряду пришлось искать новое место, где обустроиться. И такое здание они нашли в селе Тихреу.

Одна большая семья... Братья

Цахилов про то время вспоминает с теплой улыбкой, хоть это и были сложные периоды в жизни молодых сотрудников ОМОН, по его словам, они были наполнены теплотой и радостью.
«Много горя мы видели, но не сломались. Ни один из нас никогда не сказал, что устал от такой жизни. Очень часто нам было нечего есть, не было хороших условий, зарплаты, чтобы оказать семье хоть какую-то помощь. Но мы боролись, мы выстояли и сегодня видим плоды своего труда. Республика процветает», - говорит он.

И дружба сохранилась с тех пор, - продолжил Эдуард Цахилов.

«Мы поддерживаем связь, ходим друг к другу в гости, дружим семьями, - говорит он. - Устраиваем застолья, которые заканчиваются воспоминаниями о тех днях. Поминаем тех ребят, кто нас покинули. Мы стали одной большой семьёй, братьями. Нас сплотила война».

Он выразил надежду, что республика больше никогда не испытает таких тяжёлых времён.

Авторство:
Беседу вела Зарина Хубаева, собкорр ИА "Рес"
Мой мир
Вконтакте
Одноклассники
Google+
Pinterest