Геноцид

Марина Джабиева: "Танк тоже выстрелил – это стало смертельным и для моего сына и для экипажа танка"

02/08/2009 - 14:33

Война в августе 2008. Как это было - рассказывают выжившие.

Джабиева Марина Харитоновна, 1963г.р. Жительница села Сихиат, Знаурский район РЮО.

Марина ДжабиеваПятого августа мой сын Азамат был у нас здесь, в селе. Потом его срочно вызвали в город. Он уехал 6-го августа, и с тех пор я его уже не видела. Он к нам так и не вернулся…
Седьмого началась война, а восьмого числа моего сына убили. Я не знала, что моего сына уже нет в живых - мы бежали во Владикавказ. Одиннадцатого его похоронили в Цхинвале, во дворе дома его тети. С дочкой мы разминулись, она осталась в Джаве. Она знала о смерти брата, но не говорила мне. После войны, когда вернулись, мы перезахоронили его со всеми почестями в родном селе. Как мне потом рассказали его друзья, Азамат вместе с однополчанами попал в окружение в районе села Прис, но они смогли оттуда прорваться в город. Позвонил двоюродному брату, сказал, что у него все хорошо, что он в районе хлебопекарни, и что кругом свои. Но как оказалось, это были грузинские фашисты.

Эмма Хубежова: "Очень страшно, идет война, и ты не знаешь, где находятся твои дети"

01/08/2009 - 15:59

Война в августе 2008. Как это было рассказывают выжившие

Хубежова Эмма Андреевна, 1963 г.р., жительница г.Цхинвал

Эмма ХубежоваВ прошлом году вечером седьмого августа мы были дома. Трое моих сыновей были на постах, потому что ситуация была накалена до предела. Они успели предупредить нас, чтобы в случае обстрелов мы спустились в подвал. И действительно в половине двенадцатого ночи начался минометный обстрел города. Весь дом сотрясался от взрывов. О том, что бы выйти из дому не могло быть и речи. Утром восьмого августа обстрел со стороны Грузии усилился, а затем появились военные. Это были грузины.

Зарета Габараева: "Я увидела, как у Андрея из горла пошла кровь, а потом изо рта"

29/07/2009 - 12:38

Война в августе 2008. Как это было - рассказывают выжившие.
Габараева Зарета Григорьевна, 1936 г.р., жительница г. Цхинвал

Зарета ГабараеваСедьмого августа 2008 года в половине двенадцатого ночи Грузия начала массированный обстрел Цхинвала. Этого и следовало ожидать. Даже выступление Саакашвили звучало неправдоподобно. С первым взрывом стало ясно, что это начало войны. Потому что в предыдущие дни город обстреливался почти каждый вечер. Мы даже привыкли к этому. Но таких взрывов нам еще не приходилось слышать. Мы с мужем и больным сыном спустились в подвал нашего корпуса. У меня больные ноги и я не могу ходить. К нашему приходу уже все соседи были в подвалах. Мой младший сын сразу ушел на пост. Он был в ополчении. На улице творилось что-то невообразимое. Все громыхало. Свист снарядов. А иногда в подвале кричали – «всем лечь на пол – это звук Града».

Любовь Плиева: "Я помню еще с войны 1992 года, что творили с осетинами грузины"

28/07/2009 - 12:46

Плиева Люба Герсановна, 1937 г.р., жительница г. Цхинвал

Любовь ПлиеваЯ уже легла спать, когда раздался первый взрыв. Дом так затрясся, что сначала я подумала, что это землетрясение. Но потом взрывы стали учащаться. Я очень испугалась, не могла понять, что же происходит: накануне мы с соседями смотрели выступление президента Грузии Михаила Саакашвили и были успокоены его словами, что таких обстрелов, как в предыдущие дни, не будет.
Дома я была одна. Единственное, чего я хотела – это спуститься в подвал. Но пули залетали в окна, вонзались в стены и двери. В саду часто вспыхивал свет от разрываемых снарядов. Я взяла документы и стала потихоньку спускаться в подвал, несколько раз возвращалась обратно в дом. Успела под стол спрятаться. Страшно было очень. Домашняя мебель, посуда, все летело на пол. Дом трясло как будто он картонный. Прямо в центр огорода упал снаряд. Взрывной волной меня отбросило, а в огороде порубило деревья.

Мадина Догузова: "Многих моих односельчан убили, многих ранили"

17/07/2009 - 15:48

Догузова Мадина Валикоевна, 1974 г.р. житель с. Дменис, Цхинвальский район РЮО

Догузова МадинаДля нас все началось в первых числах августа, все жители деревни были здесь, было много детей. Первого августа мы не могли выйти спокойно во двор, повсюду сидели грузинские снайперы, не говоря уже о том, чтобы убежать в безопасное место. Мы не имели возможности сходить за водой, дети умирали от жажды.

Августовская агрессия Грузия оставила людей бездомными

16/07/2009 - 14:41

Кокоева Федося Константиновна, 1942 г.р., жительница пос. Консервный, РЮО

Федося КокоеваВ ночь с седьмого на восьмое августа 2008 года грузинская сторона начала массированный обстрел города. Мой дом был ненадежным укрытием для нашей семьи. Мы знали более надежное убежище - подвал в здании пятиэтажного корпуса напротив – но возможности выйти из дому не было, мины разрывались прямо у дома. Ужасный свист летящих снарядов я не забуду никогда в жизни. Мы лежали на полу, под кроватями. Внутрь комнаты от взрывной волны залетали осколки стекла, металла. Вокруг ничего не было видно от пыли цемента, песка и почвы. Мы задыхались. Казалось, мы умрем с минуты на минуту.
До утра восьмого августа мы не могли сдвинуться с места, пули падали рядом с кроватями. Утром восьмого числа интенсивность обстрел снизилась, и мы, пользуясь этим, перебрались в подвал жилого корпуса. Там было очень много женщин с детьми.

Война в августе 2008. Убив людей, грузины угрожали сжечь их дома тоже

15/07/2009 - 15:22

Геноцид в августе 2008. Как это было - рассказывают выжившие.
Хачирова Ольга Дмитриевна, 1953 г.р., жительница села Гром, Цхинвальский район РЮО:

Ольга ХачироваСедьмого вечером нас предупредили, что возможно придется бежать из села. Многие ушли, но я не знала, где мой младший сын, и осталась. Я пыталась найти его по всему селу. Заходила ко всем. Утром в половине шестого я вернулась домой. Думала, что он, может быть, тоже туда пришел. Где-то в шесть часов утра восьмого августа началась стрельба. Я опять бросилась искать своего сына. Я, прячась, добралась до окраины села, где живет мой брат. Стрельба стала интенсивней, взрывы начали раздаваться совсем рядом. Потом все стихло, и я увидела, как военные входят в село.

Грузинская агрессия в августе 2008. От людей оставались только горстки пепла

12/07/2009 - 11:13

Сланова Дуня Арчиловна, 1941 г.р., жительница пос. «Консервный» в пригороде Цхинвала, Южная Осетия
Дуня СлановаСедьмого августа 2008 года, начался страшный обстрел нашего поселка. Такого массированного обстрела, я никогда еще не слышала. Происходило нечто ужасное. Я и мой 72-летний супруг спустились в подвал, понимая, что оставаться в доме небезопасно. Мы слышали крики соседей, которые в панике не знали куда бежать, слышен был плач детей. С каждым выстрелом, наш дом сотрясало как листик на дереве. Тогда мой муж сказал мне, что нам надо бежать в подвал пятиэтажного дома, в котором живет моя дочь. Этот дом расположен близко к нам, но тот страх, который я пережила за те минуты, что мы бежали, я не забуду никогда.

Ольга Гиголаева: «Мне уже нельзя было оставаться в деревне, так как грузины могли вернуться»

08/07/2009 - 17:43

Ольга Гиголаева

Одиннадцать месяцев после августа 2008. Как это было - рассказывают выжившие.

Гиголаева Ольга Васильевна, 1934 г.р., жительница с. Дменис, Цхинвальский район РЮО.

В ночь с 7-го на 8-ое августа, когда начался, обстрел села, я была одна в своем доме. Утром из близлежащего села прибежали четверо осетин, и сказали о том, что здание сельской школы было занято грузинами. Однако я не ушла из села, предпочла спрятаться в своем доме.
Мне очень тяжело вспоминать о событиях августовской войны, мое сердце переполняет горечь о пережитом.
Утром я услышала разговор на грузинском языке. И, выглянув через окно увидела группу грузин. Один из них подошел к моему дому, и стал целиться оружием в окно. Остальные грузины начали его отзывать, после чего он лег на землю, а остальные начали палить из автомата. После этого он вернулся к другим грузинам, и они все ушли в другую сторону.

Каурбег Остаев: «То, что я увидел, выйдя из подвала, потрясло меня до глубины души»

08/07/2009 - 15:34

Каурбег ОстаевОдиннадцать месяцев после августа 2008. Как это было - рассказывают выжившие.

Остаев Каурбег Николаевич, 1938 г.р., житель Цхинвала, РЮО.

В ночь на восьмое августа 2008 года я был в своем доме. Под вечер ко мне пришли соседи и забрали меня к себе в дом, так как уже несколько дней до 8 августа, город подвергался регулярным обстрелам, а у них надежный подвал. Мы с супругой и еще 38 человек спустились в подвал, из страха, что город будут бомбить. Так и вышло. Ровно в половине двенадцатого ночи, начался обстрел города. Такого я еще не помню. Даже в войну 1992 года грузины так жестко не начинали войну. От взрывов сотрясались стены домов. Я вспомнил, что я оставил газ включенным, и перебрался ползком через огороды к себе в дом. Переползая, я увидел, что улица полона грузинскими солдатами. Они были в 10 -15 метрах от меня. Было темно и они меня не видели. По всей улице раздавались их крики «Чеми Чреба», что в переводе означает – «Цхинвал наш».

Страницы