Геноцид

Война в августе 2008 года. Три года спустя. Рассказывают дети. Александр Санакоев

08/08/2011 - 06:01

РУССКИЕ ПЕРЕЖИВАЛИ ВМЕСТЕ С НАМИ

Каждый человек всегда с нетерпением ждёт лета, и мы с братом ждали жарких летних дней, долгожданных каникул, приезда сестёр и братьев. Но, к сожалению, мы провели лето не так, как хотели. В начале августа дядя забрал нас с братом на море. Это было очень интересное путешествие. Дядя старался, чтобы мы хорошо отдохнули, но совсем скоро мы узнали о страшных событиях на Родине. Мы три дня не могли оторваться от телевизора. Настроение у всех поменялось, ведь в Цхинвале были наши родители, родные.

Война в августе 2008 года. Три года спустя. Рассказывают дети. Элиза Тедеева

08/08/2011 - 05:01

А КТО ЗАЛЕЧИТ НАШИ РАНЫ?

Беспощадная война разрушает добрые, чистые, прекрасные детские мечты, разрушает их детство! В мои четырнадцать лет мне уже знакомо чувство страха за свою жизнь, за жизнь моих близких и родных. Все началось летом. Спокойные будни сменились на жуткие, страшные дни. Началась жестокая война против осетинского народа, против потомков великих алан.

Война в августе 2008 года. Три года спустя. Рассказывают дети. Нина Цховребова

08/08/2011 - 04:01

В ОДНОЧАСЬЕ ВСЕ ЗДЕСЬ ИЗМЕНИЛОСЬ

Южная Осетия... Кажется, просто республика, такая же, как все. Но это не так. Для меня Осетия - это маленький райский уголок с центром в Цхинвале. Он окружён могучими высокими горами с белыми шапками снега. Он красив и прекрасен. Маленький город с узкими тихими улицами и добрыми людьми. Над ним голубое небо с просветами солнца, чистый, свежий воздух, зелёные деревья, густая травка. Но в одночасье всё здесь изменилось. С самого начала августа соседнее государство – Грузия – обостряло обстановку, обстреливая город и села. Я находилась у себя дома на ул. Гаглоева, 37.

Война в августе 2008 года. Три года спустя. Рассказывают дети. Ольга Пухаева

08/08/2011 - 03:01

ВОЙНА В МОЕЙ ОСЕТИИ...

Каждому дому, каждой семье война приносит свои несчастья, так случилось и со мной. Мама до последнего не верила, что может произойти что-то страшное, так что на 7-е августа 2008 года мы всей семьёй оставались в городе. Когда по телевизору выступил Саакашвили и заверил, что больше не будут стрелять, мы спокойно легли спать. И вдруг ночью мы проснулись от страшного грохота. Сначала мы сидели в комнате, но когда стрельба стала сильней, мы спустились в подвал. Хорошо, что у нас были свечи, но было холодно и сыро. Боялись все: моя старшая сестра, я сама, мой пятилетний брат. Мы все жались к маме, смотрели ей в глаза, а она держалась, и как могла утешала нас. Это я сейчас понимаю, что мама – герой, такое неустрашимое лицо у неё было, хотя пятеро детей были в страшной опасности.

Война в августе 2008 года. Три года спустя. Рассказывают дети. Артур Туаев

08/08/2011 - 02:01

ХОЧУ СТАТЬ ВОЕННЫМ ВРАЧОМ

Всю свою жизнь, что помню себя, Грузия нападала на Южную Осетию. Мои дедушки и бабушки часто рассказывали о геноциде Южной Осетии со стороны Грузии в 20-х годах прошлого века. На этот раз я всё видел своими глазами. Седьмого числа, вечером, мы всей семьёй смотрели по телевизору выступление Саакашвили. Мои родители радовались: войны не будет!

Война в августе 2008 года. Три года спустя. Рассказывают дети. Альбина Джиоева

08/08/2011 - 01:01

ВОЙНА

О том, что мы видели в августе, вспоминать и писать трудно. Я не видела ужаса войны, но то, что видела, останется в моей памяти на всю жизнь. Я очень люблю свой город, свою Родину. Очень трудно, когда твой маленький, мирный город бомбят и рушат всё: школы, больницы, детские сады. 7, 8, 9 августа мы сидели в подвале нашего дома по улице Гафеза. С нами были наши соседи. Три дня мы не знали, день сейчас на дворе или ночь... Не было у нас еды, воды и света. В подвале было сыро и душно.

Война в августе 2008 года. Три года спустя. Рассказывают дети. Алана Тедеева

07/08/2011 - 23:01

ЭТО СТРАШНОЕ СЛОВО – «ВОЙНА»...

Война- это самое страшное слово на Земле. Теперь я это точно знаю, потому что моя семья, как и многие семьи понесла невосполнимые утраты. Меня зовут Алана Тедеева, меня эвакуировали со многими детьми еще до войны, но в городе оставались мои родители, братья и бабушка. После того как мама и бабушка отсидели в сыром подвале двое суток, братья решили отвести их до поселка Джава. Нашлись еще желающие: наши соседи – мать с дочерью, и молодая семья Тадтаевых, которые были на своей машине. Все они выехали к селу Тбет, ища там укрытия среди деревьев, но оказалось, что враг уже притаился там, чтобы расстреливать уезжающие из города машины.

Война в августе 2008 года. Три года спустя. Рассказывают дети. Илона Багаева

07/08/2011 - 22:01

ВОЙНА В МОЕЙ ЮЖНОЙ ОСЕТИИ
Война... Самое страшное слово на Земле. Теперь я знаю это точно, потому что видела сама. Когда мне предложили написать о моих военных каникулах, я долго думала, сочиняла. А потом решила выписать отрывки из своего дневника, ведь там было все, что я пережила.
2.08.08.
Вчерашняя ночь была самой ужасной из тех, что я видела. Вечером начался обстрел с грузинской стороны. Взрыв раздавались так близко, что весь дом дрожал. Мама постелила одеяло в прихожей и усадила меня с Аланчиком (это мой брат) там.

Война в августе 2008 года. Три года спустя. Рассказывают дети. Кристина Касабиева

07/08/2011 - 21:01

ПУСТЬ ОНИ ГОРЯТ В АДУ!

Первого августа грузины, как обычно, обстреливали город. В этот вечер погибли семь человек и четверо были ранены. Это были первые шаги к войне, первый вызов осетинскому народу, хотя, какой первый – этот вызов длится с моего рождения, с 1992 года. Люди стали нервничать, как будто чувствовали, что скоро их ждёт очередной геноцид. Кто-то решил эвакуироваться, кто-то оставался, рассуждая о том, что во время пекинской Олимпиады не может быть войны.

Война в августе 2008 года. Три года спустя. Рассказывают дети. Тамара Тибилова

07/08/2011 - 20:01

БОГ УСЛЫШАЛ НАШИ МОЛИТВЫ
В ночь на седьмое августа, после заявления президента Грузии М.Саакашвили о перемирии народ немного успокоился, многие легли спать. Никто не предполагал, что Саакашвили (правда, не в первый раз) их коварно обманул.
В 23:50 начались УЖАСЫ, ТВОРИМЫЕ ГРУЗИНСКОЙ АРМИЕЙ. Мы спустились в подвал, чтобы укрыться от обстрела. Не было электричества, сидели в темноте без воды, без еды. Хотя о голоде даже и не думали – лишь бы остаться в живых.

Страницы