23 ноября у въезда в Цхинвал грузины в наших глазах видели свою смерть, - Тимур Цхурбати

вс, 22/11/2015 - 10:17

23 ноября 1989 года – роковая дата в истории Южной Осетии, начало неофициально объявленной, но ведущейся уже не одно десятилетие и имеющей единственную цель – уничтожение южных осетин как этноса и аннексия его территорий.

Своими воспоминаниями о 23 ноябре 1989 года ИА «Рес» поделился участник событий, которые в тот роковой день преградили врагу дорогу в Цхинвал, главный редактор газеты "XXI век" Тимур Цхурбати.
«В городе был некий ажиотаж, говорили, что в столицу собираются приехать грузины с мирным митингом. Утром 23 ноября мы с друзьями прогуливались по городу и увидели группу грузин с флагами. Мы направились в сторону турбазы «Осетия» по новому мосту. Поднялись по трассе до бывшего ресторана «Эрцо», осмотрелись и увидели посты, российские БТРы и мы уверенные, что опасности нет и ничего не случится, повернули обратно. Где-то в районе стадиона мы увидели наверху, на изломе дороги подступающие к Цхинвалу колонны машин», - вспоминает Цхурбати.

По его словам, они поспешили навстречу колонне, выше здания суда и увидели стоящих на проезжей части дороги ребят, встали рядом сними, когда уже колонны со стороны Грузии подъезжали к городу.
«Ребят было не много, в центре стоял Василий Джусоев, рядом с ним Ростик Козаев и Виталий Габараев, я же был правее, ближе к зданию суда. Первое время мы не могли полностью перекрыть дорогу, нас было не более восьми. Перед зданием суда было много людей, кто-то к нам подходил, а кто-то даже не сдвинулся с места. Генерал, министр МВД Грузии Шота Георгадзе разговаривал с Василием Джусоевым», - рассказывает он.

Через небольшой отрезок времени люди начали подходить толпами, уточняет Цхурбати, и конца им не было видно.
«Я знал, что если грузины разведут наши руки, которые мы сцепили железной хваткой, то это станет началом конца. Никто не давал команд, никто ничего не говорил, мы действовали в едином порыве и знали, что если придется отдать жизнь, никто не дрогнет. Первые два ряда грузин видели наши глаза, в которых они видели свою смерть. Они начали отходить назад. Сзади им кричали, чтоб они шли вперед, на что они отвечали: “Идите, вы их отодвиньте!”. Первые ряды менялись, многие возвращались назад. Нас тоже становилось больше», - продолжает свои воспоминания Тимур.

В какой - то момент, продолжает он, ряды грузин раздвинулись и появились ребята с повязками на лбу и палками.
«Это нас развеселило, и мы все разом расхохотались. Они вообще не представляли нам угрозы. Одно дело толпа, а другое «клоуны» с палками. Поняв, на чем мы смеемся, они дружно повернули и ушли», - продолжил очевидец и участник событий 23 ноября.

По словам собеседника агентства, войска МВД СССР приехали, когда осетин там стало более двухсот.
«Я увидел и Валеру Хубулова, который уперся в танк, он остановился, не мог же его задавить. Валера постучал в люк и появившийся оттуда офицер приказал отойти нам на шаг назад, чтобы танк встал между нами, - продолжил делится мрачными воспоминаниями Цхурбати. - Здесь тоже был удивительный момент – войска МВД встали за нами, так как мы не сдвинулись с места. И на фотографиях того дня это тоже запечатлено, как солдаты со щитами и в полном обмундировании стоят за нами и как будто они делят две толпы. Но это не так».

Та первая часть осетин, которая остановила грузин, была по другую сторону от военных, подчеркнул Цхурбати.
«Позже уже они отодвинули грузин и выстроили свои ряды между нами. Вот тогда стало ясно - грузины не проникнут в город», - добавил он.

О возможных последствиях прорыва грузинской колонны Тимур Цхурбати рассуждает так: «В колонне врага людей было больше, чем населения в городе на тот момент. Я уверен, что если бы они прорвались, неминуемы были бы противостояния. Может нас даже выслали бы из республики, чтобы освободить территорию. Осетины по крови, конечно же, остались бы здесь, но по духу осетин, здесь уже бы не было».

Цхурбати уверен, что то, что было тогда осталось в истории, сейчас надо смотреть в будущее.
«Мы тогда республику не строили, мы ее защищали. Сейчас, когда мы признаны и у нас есть форма, ее необходимо наполнять содержимым. Надо развивать все отрасли, чтобы самим иметь средства и повышать уровень жизни людей. Нам надо научиться жить мирной жизнью», - заключает Цхурбати.