Женщины-военнослужащие в августе 2008 года. Алла Габатова

вт, 16/08/2016 - 13:25

Август 2008 года… Страшные дни в истории югоосетинского народа. Это было время героических поступков, самоотверженности и истинного служения Родине. Вместе с мужчинами военнослужащими в командном пункте под зданием Парламента в эти дни службу несли и женщины-военнослужащие. Шесть женщин были на посту до самого окончания той страшной пятидневной войны.

Фельдшер, лейтенант Алла Габатова вспоминает, что седьмого августа практически чудом смогла отправить маму в Северную Осетию. Сын ее тогда учился в Высшем военном командном училище в Новосибирске. Впоследствии, все эти пять дней он звонил матери и просил сберечь себя, ведь раньше он уже потерял отца. Начальство образовательного учреждения, уже зная о событиях, происходящих в Южной Осетии, и понимая, что югоосетинские курсанты будут стараться любой ценой попасть в горящий Цхинвал, фактически ограничило им выезд.

Она рассказывает, воспоминания даются тяжело, на глазах проступают слезы, но она продолжает.
«На тот момент в командном пункте находились офицеры штаба. В память врезался момент, как уходили на задание разведчики Азамат Джиоев (Пантера) и Амиран Багаев. Я до сих пор отчетливо помню, как они поднимались по лестнице, выходя из бункера, и на прощание помахали нам руками. Там я видела их последний раз….».

Восьмого августа здание горело и стало рушиться. Мужчины-военнослужащие по приказу тогдашнего министра обороны Василия Лунева поднялись наверх из бункера и стояли готовые оборонять командный пункт, а женщины оставались внизу, но уже стали задыхаться от дыма. Все это происходило при интенсивном обстреле.

Позже офицер Минобороны Георгий Валиев перевез женщин в более безопасное место, в подвал трехэтажного жилого дома напротив здания почты, но и он вскоре начал гореть.
«Обстрел был сильнейший. До подвала этого дома мы добрались чудом и обнаружили, здесь много людей», - вспоминает Габатова.

В конечном итоге разведчики командного штаба доставили женщин и еще многих мирных жителей в «бомбоубежище» шестой школы.
«В принципе дорога не длинная, но мы ехали туда при сильнейшем обстреле - то и дело взрывались снаряды, свистели пули, грохот был ужасный. Мне показалось, что мы добирались до школы 10 часов, - рассказывает Габатова. - Никакого бомбоубежища в 6 школе не было, это был просто подвал. Сырой холодный подвал, в котором было очень много людей – дети, старики, женщины».

Она вспоминает, что в этом подвале со своей супругой и охраной находился и Знаур Николаевич Гассиев.
«Знаур Николаевич говорил: “Куда я буду бежать, если все эти молодые люди и эти дети остаются здесь. Я до конца буду с ними”. И он находился в 6 школе до конца, - продолжает рассказ Габатова. - Ситуация была действительно ужасающая. Люди были в панике. Одной беременной женщине стало плохо, и ее срочно надо было вывозить в больницу. Я оказала ей первую помощь и один из ребят из охраны Знаура Гассиева – Эльбрус Джиоев по моей просьбе отвез ее в конец города, в родильное отделение. Спасибо ему за это огромное, он ведь рисковал жизнью».

Лекарств и перевязочных материалов у фельдшера практически не осталось. В основном все медицинские принадлежности сгорели в бункере. Не было электричества и приходилось проводить медицинские манипуляции при свете телефонных фонарей.

Габатова продолжала выполнять свой врачебный долг и действовать в таких экстремальных условиях. И стоит отметить, что со своей работой она справилась с честью и достоинством. Эта храбрая женщина рисковала жизнью и не отказывалась идти к раненым, если даже это было связано со смертельной опасностью.
«У многих в подвале был паника. Старики беспрерывно глотали лекарства. Раненых было очень много и в основном это были ребята из спецназа, - попадались осколочные, пулевые ранения, сильнейшие ушибы, - продолжает она. Спирта не было, и я обрабатывала раны водкой, которую каким-то чудом достал и принес под обстрелами совсем юный парень Алан Дудаев по кличке Негр - он очень помогал нам. Так как я была форме, и все знали меня как фельдшера, все бежали ко мне, когда нужна была медицинская помощь. Я тогда не думала об опасности. Я просто делала то, что должна была делать».

С нескрываемым волнением она вспоминает о том, как оказывала помощь раненному добровольцу из Северной Осетии – Аслану Агузарову.
«Начался очередной интенсивный обстрел, спустились в подвал два воина, и говорят что наверху раненый, которому надо помочь. Они бежали впереди, я за ними, так мы и поднялись наверх на один из этажей. Смотрю – лежит он раненый в грудь, истекает кровью. Я стала оказывать ему помощь, а его друг начал бросаться на меня, кричал, чтоб я его спасла. Ребята его схватили и прижали к полу, - вспоминает Алла. - Сотрудник спецназа Геннадий Джиоев по моей просьбе прижал ему рану специальной пленкой, мы разорвали скатерть от учительского стола на полоски, и я его перевязала этими кусками ткани - бинтов у меня не осталось. А раненый все время смотрел на меня и повторял, - «Помоги мне, помоги мне!». Но у него уже синели ногти – и, это один из признаков того, что человек уходит. Его еще живым доставили в больницу, но он, к сожалению, умер во время операции», - рассказывает она, не сдерживая слез.

Уже через три недели, ближе к 26 августа, когда Российская Федерация признала независимость Южной Осетии, друг Агузарова нашел Аллу. Он благодарил ее за храбрость и за то, что она делала все возможное в тех сложных условиях, борясь за жизнь его друга.

Габатова продолжая свой рассказ, отмечает, что военнослужащие все время держались вместе.
«Самое страшное началось, когда в город вошли танки и начали расстреливать здания, в том числе и нашу школу. Я уже не помню, кто отдавал приказы, но все легли на пол и это, наверное, спасло наши жизни, - утверждает она.- Была жуткая паника еще и потому что у нас имелась информация о грузинах заходящих в подвалы и расстреливающих мирных жителей».

Всю безвыходность положения Алла поняла, когда ребята из спецназа, в очередной раз, уходя на задание, оставили нескольким военнослужащим, и в том числе и ей оружие и гранаты.
«Коля Асаев отдал мне пистолет и сказал: “Я не знаю, что и как будет, как это тебе поможет, но в случае чего если кто-то будет входить, то пристрелишь”. Мы ведь обучались стрельбе, владели оружием. И вот в этот момент я почувствовала насколько все серьезно, если мужчины уже дают женщинам оружие».

Она также рассказывает, что в эти дни все молились.
«Телефоны не разрешали включать, но я периодически его включала, потому что нервы были на пределе. И когда мне звонили из Москвы друзья, я всех просила пойти в церковь и помолиться за нас. Потом мне рассказывали, что я орала в телефон, но сама я этого не осознавала», - вспоминает она.

В подвале шестой школы люди находились вплоть до того момента, когда в город вошла российская армия.

Алла Габатова с такой теплотой и любовью в голосе отзывается о наших военнослужащих.
«Они так бесстрашно действовали, и очень нам помогали. Тыловики Лев Кулумбегов и Валиев Георгий по возможности доставали теплые одеяла, еду, воду. Вообще было много ребят из спецназа. Ребята уходили на задания с оружием, возвращались и снова уходили. Были среди них совсем юные мальчишки. Все наши ребята – мужественные бесстрашные герои! И все люди в тот момент находившиеся в Южной Осетии были героями. Все эти молодые люди, не боялись абсолютно ничего, грудью защищали свою родную Осетию. В моих глазах они все герои - простые ребята, жители нашей республики. Я очень благодарна всем людям кто был эти дни рядом и помогал».

Медаль «За службу на страже мира в Южной Осетии» из рук президента Эдуарда Кокойты, Алла Габатова получила одной из первых. Она также награждена медалями «20 лет Министерству обороны РЮО» и «За 10 лет безупречной службы в Вооруженных силах РЮО».