6 января 1991 года: хроника "Кровавого Рождества"

VKontakte
Odnoklassniki
Google+

Светлый праздник Рождества Христова в Южной Осетии навсегда омрачен воспоминаниями о Рождестве 1991 года, вошедшего в новейшую историю страны под названием «Кровавого Рождества».

Удивительно, но грузины, любящие разглагольствовать о своем христианском менталитете, умудрялись устраивать жестокие карательные операции в святые для православного мира дни...

Тем холодным, снежным январем 1991 года ничего не подозревающие цхинвальцы справили Новый год и готовились к рождественскому Сочельнику, не заметив, что из города исчезло 90 процентов грузинского населения. Заблаговременно информированные, грузины выезжали под покровом ночи, не предупредив своих соседей, родственников, друзей - тех, с кем поколениями жили одной цхинвальской семьей. Так был создан прецедент «грузинских беженцев из Южной Осетии». Хотя до августа 2008 года не было никаких «грузинских беженцев » - никто никого не изгонял, никто не бежал от военных действий, спасая жизнь— этим термином вводили в заблуждение международные структуры. И практически все они впоследствии вернули свое жилье, несмотря на вероломное предательство — непризнанная никем Южная Осетия соблюдала демократические нормы, в отличие от трубящих о своей демократичности членов ООН. Но это все было потом…

А тогда, ранним утром 6 января сонный город проснулся от автоматных очередей и лая собак — в город вошли около шести тысяч автоматчиков, среди которых были и грузинские милиционеры, однако большая часть состояла из криминальных элементов, выпущенных из тюрем.

Неожиданностью происходящее стало для обычных цхинвальцев, руководство республики предполагало такое развитие событий, и пыталось противодействовать. Январь 1991 года стал развязкой жесткого правового и политического противостояния между Южной Осетией и Грузией, разрешить которое руководство Южной Осетии безуспешно призывало руководство Советского Союза.

За четыре месяца до описываемых событий, 28 сентября 1990 года в Грузии были проведены выборы в Верховный Совет. Председателем парламента был избран Звиад Гамсахурдиа.
16 октября XV(I) сессия Юго-Осетинского областного Совета повторно приняла Декларацию о суверенитете и назначила выборы в парламент Южной Осетии на 9 декабря 1990 года.
28 ноября - Чрезвычайная XVI (II) сессия Совета народных депутатов Южной Осетии вновь подтвердила статус Республики Южной Осетии, из ее названия было убрано слово "демократическая". Сессия подтвердила стремление республики стать самостоятельным субъектом при подписании нового союзного договора.

Было принято обращение к Верховному Совету Грузии по вопросу создания совместной депутатской комиссии с целью решения возникших проблем в части суверенитета Южной Осетии. Обращение осталось без внимания.

В ноябре в руководство Южной Осетии поступили заявления от 243 осетинских семей, живших в разных районах Грузии, с просьбой помочь им переселиться в Южную Осетию. Причина - усиление притеснения осетин в Грузии.

9 декабря состоялись выборы в Верховный Совет Юго-Осетинской республики, в которых приняло участие 72% избирателей (с учетом избирателей всех округов, в том числе грузинских, т.е. и тех, где бойкотировали выборы).

10 декабря начала работу I сессия Верховного Совета Юго-Осетинской республики. Сессия избрала Тореза Кулумбегова Председателем Верховного Совета. Были сформированы руководящие органы республики.

11 декабря состоялась сессия Верховного Совета Республики Грузия, принявшая Закон об упразднении автономии Южной Осетии с одновременным внесением соответствующих изменений в Конституцию Грузии. Выступивший на этой сессии командир введенного в Цхинвал полка Тбилисского гарнизона внутренних войск СССР генерал-майор Г. Малюшкин назвал обстановку в Южной Осетии взрывоопасной, хотя обстановка тогда была спокойной.

Он также заявил на сессии: "Закон должен работать во имя интересов грузинского народа".

12 декабря на одной из центральных улиц Цхинвала был спровоцирован вооруженный инцидент. Около 16:00 из "Жигулей" был открыт огонь по проезжающей мимо машине. Погибли 3 человека (двое грузин и один осетин, стоявший на тротуаре), двое были ранены. Погибшими грузинами оказались телохранители Звиада Гамсахурдиа, при них было не только табельное оружие, но и автоматы новейшей конструкции.

Вечером, того же дня, Президиум Верховного Совета Грузии ввел с 13.12. 90 г. чрезвычайное положение в г. Цхинвале и Дзауском районе (местах компактного расположения осетин). С этого времени началась длительная вооруженная, экономическая, информационная, транспортная, топливная блокада Южной Осетии.

Руководство Грузии приступило к разрушению государственных структур Южной Осетии при попустительстве представителей союзных властей. Было несколько попыток Тбилиси спровоцировать в Цхинвале вооруженный конфликт.

4-5-го января всех работников УВД Южной Осетии на несколько часов под предлогом какой-то вымышленной операции отослали из города их тбилисские начальники. В течение этого времени из оружейных комнат УВД было незаконно изъято и увезено 250 единиц автоматического оружия.

5 января в городе Гори на совещании работников МВД Грузии было решено "навести порядок в Цхинвале собственными силами". В тот же день генерал Г. Малюшкин по Юго-Осетинскому радио заверил, что никакие вооруженные формирования в город не войдут. Позже генерал Малюшкин утверждал, что в этот день он получил телеграмму от министра внутренних дел СССР Б. Пуго, в которой предписывалось беспрепятственно пропустить в город Цхинвал грузинскую милицию.

Как вспоминал позднее председатель Верховного Совета Южной Осетии Торез Кулумбегов, в 4 часа утра 6-го января из окон одной из цхинвальских квартир он в бессильном отчаянии наблюдал за въездом в город 150-ти автобусов. 

И руководство республики и население города были обмануты высокими союзными чинами. Город оказался захвачен криминалом и наркоманами. Началась открытая грузинская агрессия против Южной Осетии.

К вечеру 6-го января появились первые сведения об убитых и раненых — автоматными очередями были убиты работник цхинвальского ГОВД Григорий Кочиев и Вячеслав Багиаев. Позже был убит Инал Тасоев.

Как и 23 ноября 1989 года, всю ответственность за оборону города и его очистку от грузинского криминала взяли на себя обычные цхинвальцы. Действовали они, как всегда, быстро и решительно — первые баррикады появились в городе уже того же 6 января. Оружие отнимали у самого же агрессора, а группа цхинвальских подростков похитила карту города непосредственно из грузинского штаба.

Блиц-крига опять не получилось. Поняв, что замять историю не удастся, союзное руководство попыталось, наконец, принять какие-то меры — на бумаге. 7 января был обнародован Указ Президента СССР "О некоторых законодательных актах, принятых в декабре 1990 г. в Грузинской СССР", один из пунктов которого обязывал руководство Грузии вывести с территории Южной Осетии все вооруженные формирования за исключением внутренних войск СССР.

Однако он не был исполнен, и грузинская милиция продолжала творить бесчинства. В этот день в селе Эредви грузинские боевики топором отрубили голову 87-летнему осетину Ерди Хубаеву.

8 января, выступая по грузинскому телевидению, министр внутренних дел Грузии Д.Хабулиани заявил, что несогласное с решением нынешнего грузинского правительства осетинское население должно покинуть пределы Грузии.

9 января, выступая на чрезвычайной сессии Верховного Совета Грузии, Звиад Гамсахурдиа призвал к открытой войне с Россией, т.к. Президент СССР якобы вмешивается во внутренние дела Грузии. Он также призвал депутатов не подчиняться указу Президента СССР и обратился к грузинскому народу "защитить грузинскую землю от агрессии осетин и русских".

12 января в Цхинвале во дворе школы № 5 состоялись похороны первых погибших от рук грузинской милиции. Начало печально знаменитого кладбища у школы было положено потому, что дорога на городское кладбище оказалась отрезанной, т. к. оно было в зоне грузинской оккупации. Покойников хоронили во дворах и на огородах.

14 января глава МВД Грузии Д. Хабулиани запретил внутренним войскам МВД СССР сопровождать автомашины и провезти по трассе Дзау - продукты, которые прибыли из Владикавказа для населения осажденного Цхинвала.

Он заявил: "Пусть осетины сдадут оружие, и мы проведем сюда машины с продовольствием". Грузинская милиция завезла в Цхинвал гранатометы и огнеметы. 

18 января сессия народных депутатов Южной Осетии с целью предотвращения дальнейшего кровопролития просила Президента СССР ввести чрезвычайное положение на всей территории Южной Осетии и осуществлять его силами войск МВД СССР.

20 января в Цхинвал вошла большая группа грузинских вооруженных боевиков из "Мхедриони", поскольку участились случаи дезертирства из Цхинвала грузинских милиционеров.

22 января в Цхинвале в районе Механического завода пьяный грузинский милиционер открыл стрельбу по проходившим по улице школьникам. В результате погибли 2 осетинских мальчика 15-ти лет. Вечером того же дня большая группа грузинских боевиков проникла в город через старый мост.

Была попытка проникновения грузинских боевиков в п.Знаур.

Началась энергетическая блокада Южной Осетии, вследствии которой погибали младенцы в родильном доме и старики в доме престарелых, преимущественно грузинской национальности, так как не желающие ухаживать за своими стариками грузины привозили их в Цхинвал со всей Грузии. 

За время пребывания грузинской "милиции" в Цхинвале были разграблены, разрушены и осквернены административные здания, объекты культуры и здравоохранения, уничтожены банковские и другие документы, из банка вывезены наличные деньги в размере 12 млн. рублей . Особо удручающую картину представляло собой здание Государственного драматического театра Южной Осетии: «культурные агрессоры» разрубили скульптуры и превратили оркестровую яму в отхожую.

26 января цхинвальские ополченцы очистили от врага город. Так позорно завершилась очередная карательная операция Грузии. Их впереди еще было немало...

Мой мир
Вконтакте
Одноклассники
Google+
Pinterest