Геноцид

Война в августе 2008 г. Рассказывают очевидцы. Инга Кочиева

13/02/2011 - 12:07

Кочиева Инга Иналовна, 1990 г.р., жительница Цхинвала

Прошло уже более двух лет с августовской войны 2008 года, но я до сих пор не могу забыть тот кошмар. Когда около полуночи раздался взрыв, я уже спала. Я живу с мамой и младшей сестрой. От взрывов я проснулась, проснулась и моя младшая сестра, она начала плакать. Прибежала мама, я никогда не видела ее в таком состоянии, она была напугана, потеряна. Мы все вместе быстро спустились в подвал, хотя он мало напоминал бомбоубежище. Окна выходили во двор. Мы с мамой перетащили старые вещи к окнам, хотя это и было бессмысленно, случись что, это бы нам не помогло.

Война в августе 2008 г. Рассказывают очевидцы. Вячеслав Плиев

09/02/2011 - 19:01

Плиев Вячеслав Владимирович , 1958 г.р., житель Цхинвала

Страшно становится от одной мысли о войне, которую мы пережили. В ночь с седьмого на восьмое августа 2008 года я находился дома вместе с дочерью. Мой сын, как и другие ребята, стоял на посту. Около 12 часов ночи раздался грохот, я вздрогнул. Хотел выглянуть из окна, мне показалось, что это где-то совсем близко. Но я не мог шевелиться, так как раздавались мощные взрывы один за другим.

Война в августе 2008 г. Рассказывают очевидцы. Анатолий Кулумбегов

06/02/2011 - 16:25

Кулумбегов Анатолий Михайлович, 1941г.р., житель Цхинвала

Мне кажется, что план нападения на Южную Осетию грузинский президент Саакашвили разрабатывал давно. Не случайно же Грузия упорно отказывалась от подписания обязывающего соглашения о неприменении силы.

Повесть о хорошем человеке

06/02/2011 - 10:01

Говорят, хороший человек – это не профессия, это состояние души, вечное желание делать добрые дела. А это гораздо важнее любой профессии. Когда человек рождается, Господь предоставляет ему выбор между добром и злом, и он сам решает, стать ему хорошим или же плохим человеком. Светлана Кулумбегова тоже сделала свой выбор. В пользу добра. В ночь с седьмого на восьмое августа 2008 года, когда народ Южной Осетии судорожно пытался спастись от грузинского «Града», двадцатичетырехлетняя Света находилась на дежурстве в Республиканской психиатрической больнице, где работала медсестрой.

Война в августе 2008 г. Рассказывают очевидцы. Замира Джиоева

02/02/2011 - 17:36

Джиоева Замира Амирановна, 1961 г.р., жительница Цхинвала.

Услышав взрывы, в ночь с седьмого на восьмое августа 2008 года, мы все поняли, что началась война. Я в это время находилась дома вместе с дочерью и маленьким внуком. Зять мой находился на посту. Мы уже спали, когда около полуночи раздались взрывы, я вскочила и побежала к ребенку, он проснулся, начал плакать. За дверью раздавались крики соседей: «В подвал, война, война!».

Война в августе 2008 г. Рассказывают очевидцы. Любовь Тибилова

29/01/2011 - 15:23

Любовь Тибилова, 1941 г.р., жительница Цхинвала

Не могу без слез вспоминать войну, которая унесла столько человеческих жизней. В ночь с 7-го на 8 августа, когда Грузия беспощадно начала обстреливать Южную Осетию с применением тяжелой артиллерии, я находилась дома вместе с сыном и внуками. В панике я не могла понять, что происходит. Вместе с детьми мы спустились в подвал. Нас было там так много, что не хватало воздуха, и дышать было нечем.
Город обстреливали со всех видов оружия. Снаряды разрывались где-то очень близко, при каждом взрыве мы закрывали детям глаза, а сами молились Богу, чтобы он спас наших детей от гибели.

Геноцид осетинского народа в 20-х гг. ХХ века. Мы помним. Валентина Джиоева

20/01/2011 - 17:32

Валентина Джиоева, 1944 года рождения, жительница поселка Дзау Дзауского района Республики Южная Осетия

Семья моего деда Захара Цховребова была большая и зажиточная. Детей у него было 11, и старшие помогали родителям: кто-то присматривал за младшими братьями, кто-то готовил еду, другие помогали по хозяйству. Жили они в селе Монстер Цхинвальского района.
Но осень 1920 года положила конец мирной жизни семье Захара. Когда карательные отряды грузинских меньшевиков начали грабить и сжигать осетинские села, Захар закопал часть своего имущества и, забрав семью, покинул родное село.

Война в августе 2008 г. Рассказывают очевидцы. Аза Санакоева

22/12/2010 - 13:39

Аза Санакоева, 1959 гр., жительница Цхинвала

Минуло два года с августовской войны 2008 года, но народ Южной Осетии никогда не сможет забыть тот кошмар, который нам пришлось пережить. Слезы невольно льются, когда я вспоминаю эту кровавую войну. В ночь с седьмого на восьмое августа я находилась дома вместе с дочерью и маленькими внуками. Услышав выстрелы, я подумала, что это очередная провокация со стороны Грузии. Через несколько минут после первого взрыва я поняла - началась война. Где-то недалеко от нашего дома разорвался снаряд. Я растерялась на мгновение, но вдруг услышала плач своих внуков и побежала к ним. Вместе с дочерью взяла детей, и мы побежали в подвал.

Расстрел 13 коммунаров. Палачи и жертвы

17/12/2010 - 08:40

В истории вооруженных конфликтов всегда есть эпизоды, которые становятся знаковыми. Такие события-символы как «расстрел под Хатынью», «бомбардировка Хиросимы», «атака на Перл-Харбор», «бойня в деревне Сонгми» ассоциируются с конкретными событиями. Подобные символы есть и в Южной Осетии. В новейший период – это Зарская трагедия, а с первым геноцидом южных осетин связан факт расстрела 13 коммунаров.
О том, как были расстреляны участники движения за независимость Южной Осетии написано много. Известны и их имена. В общих чертах описана и сама казнь у селения Прис. Но оставались неизвестны имена убийц и детали злодеяния. Считается, что коммунары пали жертвой грузинских гвардейцев, захвативших летом 1920 года Цхинвал. А среди расстрельщиков был Артем Лохов, имя которого в народе стало символом национального предательства. Между тем, при всей верности такого положения, правда оказалась более шокирующей.

Геноцид осетинского народа в 20-х гг. ХХ века. Мы помним. Лидия Цховребова

05/12/2010 - 11:44

Кровавый 1920 год теперь помнят немногие. Мне о событиях тех лет рассказывала моя мать Гано Тедеева. Мой дед Тедеев Виктор жил со своей семьей в селе Корсеу Дзауского района. Виктор держал скотину, обрабатывал землю, тяжелым, но мирным трудом обеспечивал свою семью. Когда молва донесла тревожную весть о грузинских меньшевистских карательных отрядах, стирающих с лица земли осетинские села, убивающих и грабящих людей, жители, плача и причитая, собирали свои нехитрые пожитки и покидали свои дома.
Семья моего деда покинула село одной из последних. Моя бабушка Вероника Тибилова ждала пятого ребенка. Они все надеялись, что до их села каратели не доберутся. Но опустели близлежащие села. И вот уже стал виден дым от пожаров. Тогда в спешке Виктор забрал жену и детей, в том числе мою шестилетнюю мать Гано, и отправился вслед за своими односельчанами.

Страницы